В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ


К оглавлению номера

РОК ВЕРШИНЫ

Oт редакции:
    Казалось бы о чём писать. Два рядовых КМСа -сильные, конечно, ребята, опытные, - но без всяких там гималайских подвигов, русских маршрутов и т.д. Планировали полный траверс Безенгийской стены, а прошли только половину.
    И всё-таки... Всё, что случилось с ними за последние пять лет, это такая «повесть о настоящем человеке», история преодоления себя и своих слабостей, преодоления некоего рока вершины. За пять лет они участвовали в трёх безенгийских «спасаловках». С интервалом в два года на одной и той же горе они похоронили чуть ли не день в день две связки четверых своих друзей и одноклубников . Всех забрала Шхара, самая жестокая гора Безенги. У них с погибшими товарищами были общие цели и гора словно охотилась за ними, оставив - по алфавиту - напоследок. Такие вот нюансы и обстоятельства. Такой вот Альпинизм - с большой буквы. Ну, пусть они сами расскажут...

Сергей Хаджинов, «ХаСе» (41 год, КМС, 13 восхождений 5Б-6А к.тр., из них 6 в двойке. Работа: компьютерный бизнес. Женат, сын.):

Шхара по настоящему «зацепила» меня в 97-м. Я тогда поехал инструктором на сборы нашего «Штурма». В конце сезона мы с Мишей Баньковским, имея три дня, решили сходить на Гору. Пошли: он, Влад Веселицкий и я. В первый же день в 13.00 Миша уронил свой рюкзак, и мы, после коротких раздумий - идти за рюкзаком или нет - повалили вниз. Когда к вечеру мы нашли рюкзак, он был совершенно целый после трёхсот метров падения. Миша спросил: «Мужики, я не настаиваю, если кто скажет «нет» - идем домой, но можно попытаться снова наверх?». У нас не было запаса времени и мы решили отложить это восхождение на следующий год...

В сезоне 98-го Баньковский предложил мне и моему многолетнему напарнику Лёше Ильющенко совершить первопроход на Шхару по «Бутылке». Маршрут, что называется, «тактический», или - русская рулетка. И вся тактика состоит в том, чтобы верно рассчитать положение себя и барабана в момент «Ч». Мы согласились.

Расхаживались перед маршрутом независимыми двойками. Но Миша (и с ним Лёша Дудкин) выбрал слишком сложный маршрут для «врабатывания» - 6. А на Западную Шхару «по Разумову». Они прошли всю стену и уже выходили на «крышу». Что там произошло*, можно только догадываться; верёвка и «буры» на ней были целы...

Мы нашли их под Горой, после почти 2000 метров падения. Тяжело было, слов нет... Но в 95-м, когда после восхождения на ту же Западную Шхару, разбились при спуске с Джанги Саша Кашевник и Сережа Маринин, было хуже. Саня и Сергей шли буквально перед нами по гребню. Был девятый день гонок в ледовом классе Чемпионата России; ребята шли вторыми по баллам, но их силы, реакция были подрастрачены. Тогда, найдя их тела, мы плакали навзрыд...

Вот так нас «зацепила» Шхара.

Мы с Лёшей решили, что обязательно должны пройти её, но не по стене на западную вершину. На эту стену у нас образовалось внутреннее табу - нам на уровне мистики уже всерьёз стало казаться, что мы будем третьими. Выбрали классический вариант - подъём «по Томашеку» (Сев. ребро, 5Б) с последующим траверсом Безенгийской стены.

Тренировочную программу составил Лёша - бег, бег и ещё раз бег. Каждое воскресенье в Невском лесопарке 20 - 25 км. Снаряжение - жесткий отбор по минимуму и эффективности.

И вот - пора. Едем в Безенги...

В Безенгах всё по старому - то есть, хорошо. Принимают, как родных. По приезду на второй день бежим в Тёплый угол. На третий - идем на «Австрийские ночёвки». Делаем тренировочную гору и поднимаемся на Джанги, оставляя заброску. 23 июля мы снова на «Джанги-коше». Старт - следующим утром.

Но не тут-то было. Вечером наши друзья, Соболев и Дуганов, идущие «по Томашеку» перед нами, передают, что слышали со стороны Джанги крики о помощи. Что делать?..

Алексей Ильющенко (44 года, КМС, 29 восхождений 5Б-6А к.тр., из них 14 в двойке. Работа: промышленный альпинизм. Женат, две дочки, сын.):

23.07.
У нас день отдыха перед траверсом. Укрепили на камне мемориальную табличку Сане, Серёже и Мише с Лёшей.

Вечером - это сообщение. По всему, понимаем: что-то случилось с харьковчанами на 4 Б Джанги-тау. Готовых пойти на спасработы и не занятых завтра было 6 человек. Нас КСП не напрягает, но выясняется, что никто из ребят на этом маршруте не был. Некоторые колебания (погода замечательная, что долго быть не может, сроки отъезда). Но, в конце концов, решаем, что остаться в стороне - западло.

Нам в головную группу придают врача из Запорожья.

24.07 Утром выходим позже, чем хотели, в 4-00 вместо 2-30. Около 6-00 под маршрутом. Голосовой связью выясняем, что один из двойки улетел в нашу сторону. 5 человек остаются искать внизу, мы трое идем вверх. Около 10-00 подходим к оставшемуся из связки. Это как раз место поворота маршрута со скал на крутой кулуар, примерно полмаршрута. Видим человека, сидящего на гребне и в 2-х верёвках рюкзак. Подойдя к альпинисту (Виталий Шпак) выясняем, что это его рюкзак и вещи. На этой станции он страховал напарника. Тот сорвался один раз, он его задержал. Потом второй раз - то же самое. Потом Шпак спустил его на 2 метра ниже, на полку. После этого напарник вылетел из кулуара (не было ни камнепада, ни рывка). Всё произошло около 19 часов. Верёвка была заклинена. Ночь харьковчанин просидел на станции, утром обрубил часть веревки и поднялся на гребень. Мы с ХаСе подошли к последней станции, пытались выдернуть верёвку - не смогли - заклинена. Лезть по камнеопасному кулуару не стали; забрали веши Шпака и вылезли на гребень. Попили чаю и начали спускаться вниз. Навстречу подошла тройка во главе с Витей журавлёвым из Самары. Они шли по маршруту и периодически выходили вправо по ходу осмотреть склон по линии падения тела, но ничего не обнаружили. К 18-00 вернулись на хижину. На этом мы поиски закончили. В последующие дни харьковчане нашли только кружку и очки упавшего.

25.07 Пришлось устроить день отдыха. Отгоняем масли, что старт из-за спасработ не задался. Снизу Наталья (жена Алексея - ред.) передала с оказией жареные грибы и 2 банки пива. Очень даже в жилу.

С. Хаджинов 26.07.
Старт. Выходим в 3 утра и за 1,5 часа добираемся под начало подъёма по подушкам ледопада. Одеваемся . Когда подходим под скалы, уже светает - можно лезть. Начинаем траверсировать нижний бастион и попадаем в место, где полка кончается. Нужно снимать рюкзак и лезть. Кто то уже там лез - есть забитый крюк, но лезть не хочется. Решаем дилемму: лезть или дюльферять и искать обход ногами. Лёха командует дюльферять. Замечаем наших ребят, спускающихся после восхождения на подушки ледопада. К концу второго дюльфера встречаемся у нижней косой полки. Обидно. Потеряли два часа. Мужики радостно приветствуют нас, мы наскоро приветствуем их. Нами движет досада и желание скорее начать движение вверх. К 19 часам долезаем до классной ночевки. Тем не менее мы всё ещё слишком низко, темп движения невысокий. Но хорошими ночёвками не разбрасываются и мы встаём.

А. Ильющенко 27.07.
Около 7 утра двинулись дальше. У Хасе проскальзывают кошки, так что по льду иду в основном я, а по скалам он. Скалы чрезвычайно разрушены, а лёд -чаще всего замёрзшие ручейки между скал. Мучает жажда, во второй половине дня приходится напрягаться, чтобы на солнце не заснуть на страховке. К вечеру дошли до снежного кривого гребня и вышли на его верх.

С. Хаджинов 28.07.
В 12-00 выходим на вершину Шхары. Буквально через 15 минут к нам присоединяются наши ребята, двойка Баранов - Никитин, поднявшаяся по «Крабу». Поим ребят чаем, вместе драконим заброску Валеры Шамалы. Он к этому моменту закончил свой первопроход «Бутылки», от траверса отказался и оставил заброску на удовольствие всем желающим. Потом прощаемся с ребятами и начинаем Траверс.

Гребень - нож. Карнизы все на север, «бабочек» почти нет, идём в основном нарушая госграницу Грузии. Лёха нарушает впереди, я сзади. Потом меняемся.

...Момент между перебивкой клюва «Гривеля» -срывается нога и я лечу. Успеваю вспомнить короткое русское слово и всё, что в таких случаях положено. Рывок, и я, пролетев метров 8, останавливаюсь. Вроде всё цело. Кричу Лёхе, что всё в порядке и начинаю выбираться на гребень. Господь помиловал, не улетели в «заграницу». После этого я осознаю, что чувство льда для меня потеряно. Лёха выпускает меня вперёд и с удвоенным вниманием страхует мою персону, поскольку я несколько выбит из колеи.

К вечеру доходим до западной вершины. Спешим к ночевке. До очень комфортабельной не добираемся, приходится опять рубить лед. Полулежим.

А. Ильющенко 28.07.
Прошли примерно половину расстояния до Западной. Иду более или менее спокойно. Вдруг будто какой-то силой подхватило и потащило по склону. Первая мысль: ХаСе,.. ну вот и допрыгались. Пытаюсь зарубиться, но куда там. Внезапно падение остановилось . Гляжу - верёвка зацепилась за каменные выступы между нами. Я пролетел метров 6-7. Покричал ХаСе - вроде отзывается. Слава Богу. Через некоторое время выбирается: нос покарябан, под глазом кровь и вообще, видок ещё тот. Добрался он до меня, посидели, поговорили за жизнь, он покурил и - делать нечего - двинулись дальше. Пошли на всю верёвку, осторожно; я всё посматриваю на ХаСе - появилась неуверенность.

С. Хаджинов 29.07.
День четвёртый. Идём знаменитую Шхарскую пилу. Ажурные карнизы, сквозь которые, выглянув, видишь вверху причудливые сосульки, напоминающие огромные клыки. Брр...

Наконец, «пропилили», и очень вовремя, потому что погода портится. Уже в тумане забираемся на пик Руставели. Спускаемся. Траверсируем склон и выбираемся на более пологое место. Начинаем делать площадку под палатку. Хотя всего лишь 15-00, однако метёт !.. Площадку делаем широкую, комфортабельную, на долгую отсидку. Под усиливающимся ветром ставим палатку и забиваемся внутрь. Заброска от нас всего в 2-х часах, но идти за ней уже было бы опрометчиво. Начинается «сидение». Первые полдня и полночи не лежим - сидим, подпирая спинами наветреный борт палатки. К полуночи её заваливает наполовину снегом, зато ветер нам уже не угрожает. Теперь боимся, чтобы палатка не порвалась от сдавившего её снега. Полезная площадь уменьшилась наполовину, но ничего, ещё помещаемся.

30.07 Весь следующий день сидим не высовываясь. Еды уже почти нет, слава Богу топлива хватает. Пьем заменитель супа (супсин) из НЗ и горячий лимонад из таблеток,. Единственное неудобство -справлять нужду приходится в крышку от примусной банки - покидать палатку в такую круговерть совсем не хочется. Лениво, как горячие финские парни переговариваемся; между репликами проходит по полчаса. Усиленно вспоминаем какое сегодня число. Вспомнив, понимаем, что пора прерывать траверс -билеты на 3-е августа. Обидно, как всегда не хватает двух дней хорошей погоды.

А. Ильющенко 30.07.
С утра погода примерно как вчера вечером: видимость никакая ветер, снег. Продуктов осталось мизер: несколько супов, грамм 40 мяса, пара пакетиков чая. Самое обидное что заброска рядом на Джанги-тау. Но бензина ещё много. Днём периодически греемся, топим воду. Тоска смертная, делать нечего. Очередная ночь.

С. Хаджинов 31.07.
5 часов утра. Вроде бы что-то видно, и ветер потише. Пока собираемся, окошко закрылось. Сидим на полусобранных мешках в ботинках, ждём. Полдень. Наконец опять что-то видно, быстро собираемся и вытряхиваемся из палатки. С трудом выдираем её из снега, запихиваем в рюкзак и начинаем путь к спуску. Добираемся до спускового гребня Джанги и, о чудо!: выныриваем из облака. Внизу всё чисто. Знакомый путь, идём быстро. Чувствую, что «поплыл». Ощущение, как-будто своим телом управляю из компьютерной игры, как бы со стороны. Приходится напрягаться, чтоб удержаться в реальности, при срыве даже на простых скалах повтора, как в игре, не будет, на кнопочку не нажмёшь

Вниз, вниз, вниз. Ура, добрались до снега. Крутой снег в три такта, прыжок через бергшрунд, и мы на леднике. Пройдя последние трещины, в темноте сбившись на осыпи с тропы, ругаясь и падая, с надеждой всматриваясь во встречный луч фонарика у хижины, наконец , мы понимаем - дома.

Нас встречает Евгений Фёдорович Гасилов и Доктор. В лагере в это время праздник, отмечают 40-летие базы - всех бесплатно кормят, поят и т.д.. У нас тоже праздник - Гасилов выставил нам буханку хлеба, сало, сыр и остатки спирта. Глотаем его как воду, выпиваем на двоих 3-х литровое ведро чаю.

Всё.

Отпустила.

P.S. Авторы сердечно благодарят за помощь в подготовке и организации восхождения администрацию АУСБ «БЕЗЕНГИ», Ю.С. Саратова, Е.Ф. Гасилова, а также фирму «Туристский Торговый Дом», Анатолия Шкодина («Red Fox») и Тамару Курочкину («Ирбис»).

* - обстоятельства этого ЧП в «ЭКСтрем» N3/98


К оглавлению номера

 

© eXs magazine 1998-2008
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU