В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ


К оглавлению номера

Игорь Григорьев

ЖИТИЕ ОТЦА ФЕДОРА

«Эх, Федор, Федор, ты даже
не можешь купить себе новые
ботинки. Все тратишь на
экспедиции, которыми хочешь
принести славу России...»
(Федор Конюхов)

Жил в деревне Троицкое, что на берегу Азовского моря, мальчик по имени Федор. Спал на гвоздях, зимой купался в море, совершал марафонские пробеги по 100 километров в сутки, пил морскую воду. И вот однажды собрал рюкзак и улетел в Австралию, чтобы от берегов Зеленого континента уйти в мечту детства - к мысу Горн... Так, наверное, начнут потомки жизнеописание нашего современника, известного путешественника Федора Конюхова.

Личность Конюхова действительно уникальна. Чего стоят, хотя бы, его краткие биографические данные: учился в мореходке, в Арктическом училище, в духовной семинарии. Закончил художественное училище ( член Союза художников ). Воевал во Вьетнаме, Никарагуа и Сальвадоре. Работал на спасательном судне, красил телевизионные башни, охотился на диких зверей... А путешествия?! Три похода к Северному полюсу, один из них - в одиночку, три кругосветки на яхтах ( две - в одиночку ), одиночный поход к Южному полюсу, выполненная программа «Семь высочайших вершин мира», среди которых, естественно, и Эверест, и ещё десятка три экспедиций. Список впечатляет. Накоплен бесценный опыт, есть чем поделиться. И вот, в 1999 году, не дожидаясь благодарных потомков, Федор Конюхов сам выпустил книгу о своих путешествиях. Называется она «И увидел я новое небо и новую землю».

Недоуменные вопросы возникают еще до чтения самой книги. Например, на суперобложку крупно вынесена странная цитата: «Воистину ... мне снова позволено жить среди людей на пути к своей цели ... но только не в больнице, и не при родственниках...». Жить в больнице, согласен, мало кому захочется, а вот почему бы не пожить при родственниках? На стр. 15, с которой и выписана эта цитата, находим ответ: вместо «мне позволено жить среди людей» должно, оказывается, стоять «Самая лучшая смерть - это та, которая далеко в путешествии ... но только не в больнице и не при родственниках». Ну, бывает. Перепутали жизнь со смертью. На первый раз прощается. Сложнее понять обрамление форзацев книги четырьмя письмами, адресованными Федору Филипповичу Конюхову, - от Бориса Николаевича Ельцина, Юрия Михайловича Лужкова, Алексия II и Билла Клинтона ( на английском языке ). Эти казенные послания, выставленные напоказ в качестве предмета гордости, более, чем вся яркая биография автора, подтверждают, что большую часть своей жизни он проводит вдали от родной страны.

Вообще, надо признать, что автор, не желающий умирать в больнице и при родственниках, не умрет также и от скромности. Он этого и не скрывает: «Меня часто упрекают в том, что я честолюбив и тщеславен. Я и не стесняюсь признаться в этом. Ведь большинство людей также честолюбивы и тщеславны». Устами читателя он задает вопрос - а кто, мол, такой, этот Федор Конюхов? И сам же на него отвечает: «А кто из русских первым в одиночку дошел до Северного полюса? Кто из русских первым в одиночку обошел вокруг света на яхте? Конечно, тот самый Федор Конюхов!». «Если вы интересуетесь путешествиями и хотите стать настоящим пилигримом, а не просто туристом, вы многому научитесь, прочитав мою книгу...»

Автор хвалит себя сам, боясь, видимо, что никто другой этого не сделает. И тому, пожалуй, есть некоторые основания. Вл. Зайцев, автор предисловия, пишет: «Конюхов ... с теплотой отзывается о своих товарищах по экспедициям». Но вот стр. 11, с которой начинается непосредственно сам текст книги. Первая (!) фраза, принадлежащая автору: «Кое-кто из моих друзей, криво ухмыляясь, обмолвится, что я преуспеваю в саморекламе». Не очень, как-то, тепло. Стр. 12: «Шпаро, не улавливающий шуток». Стр. 13: «Вася Шишкарев, со своей пролетарской грубостью» . Или это такой юмор?

Когда берешь в руки книгу, написанную путешественником, да еще одиночкой, к тому же совершившим труднейшие - физически и психологически -экспедиции, ожидаешь найти в ней уникальный опыт этого человека. Поэтому, когда Конюхов честно описывает свое состояние в периоды наибольшей физической усталости, продолжительного одиночества, животного страха или предельного морального истощения, то это и читается с интересом. Хороши также с чувством написанные исторические эссе, посвященные путешественникам прошлого - например, Джошуа Слокэму, совершившему первую в мире кругосветку на яхте, или Морису Уилсону, фанатику - одиночке, пытавшемуся достичь вершину еще не покоренного Эвереста...

Но автору хочется большего. Несмотря на то, что основа книги - это дневниковые записи, их хронология сознательно нарушена. Автор как бы говорит читателю: не обращай внимания на последовательность событий. Драматургия не важна. Важны сами мысли, чувства, философские размышления и художественные обобщения, здесь изложенные. Ну, допустим. Допустим, что автор - новый Монтень, и его литературные опыты, как и «Опыты» его знаменитого предшественника, хотя и представляют из себя хаотичные и не связанные между собой размышления о жизни, зато являются кладезем мудрости, спокойствия, ясного и веселого к ней (жизни) отношения. Однако изрядную часть книги Конюхова составляют романтические стенания об одиночестве под звездами, на которых далеко не уедешь. Но это еще цветочки...

Ягодки - показная религиозность. Первую половину книги автор беспрестанно цитирует библию. Бесконечные обращения к Господу: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет наступающий день», «Господи, дай мне силы перенести утомление наступающего дня», фразы вроде «А что может быть более важным, чем помолиться Господу?» преследуют читателя на каждой странице. Своими постоянными ссылками на ветхий и новый заветы автор навязчив ( да простит мне христианин Конюхов ) как Свидетели Иеговы, которые бесцеремонно звонят в твою дверь и затевают бесконечные душеспасительные беседы, которые совершенно невозможно прекратить, разве что взяв несколько глянцевых брошюрок, изданных тиражом в 160 миллионов экземпляров. Вера - дело сокровенное, и любая агрессия здесь неуместна. Но автор этого не чувствует. Каждая страница дневника начинается или заканчивается библейской цитатой. Причем часто эти цитаты никак не связаны с содержанием самой дневниковой записи. Непонятно, какое прихотливое движение авторской мысли дает, к примеру, такой результат. Автор третий раз идет к Северному полюсу. «Наверное, это мой последний поход к полюсу ... может быть ... я еще когда-нибудь проторю лыжню к макушке земли, а пока, если все завершится хорошо, займусь яхтами». Сразу вслед - цитата: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду». Причем здесь рубашка? А вот пример повеселее. На леднике Кхумбу автор встречает альпинистку из индийской команды. «Моим глазам предстала красивейшая из всех когда-либо виденных мною девушек ... смуглое лицо, длинные черно - синие волосы, соблазнительные губы. Красиво сшитый комбинезон облегал великолепную фигуру. Она улыбнулась, показав ровные белые зубы без единого изъяна ... Щеки ее пылали ... Изогнутые брови оттеняли красоту ее больших темных глаз». Цитата: «Среди каких бы жестоких дикарей и хищных зверей ты ни странствовал, наблюдай за человеком, цивилизованным или диким, к какому бы племени он не принадлежал...» Дальше - больше. 10 страниц не очень толстой книги занимает описание казни Иисуса Христа, 28 - история пророка Ионы... Ближе к концу книги автор вдруг «забывает» о цитатах. Читать становится гораздо легче, тебя будто оставляют в покое и больше не лезут в душу, в прямом смысле этого слова...

А читателя продолжает нести по кочкам авторской мысли. Автор то ударяется в поверхностные рассуждения о судьбах мира («В своем отечестве пророков не принимали и не признавали. Как не слушали Илью Пророка, Иоанна Крестителя, Сына Бога Иисуса Христа, Нострадамуса, Сен-Жермена, Е.П.Блаватскую, Рерихов ... Подобная горькая судьба выпала и на долю наших современников ... самыми яркими из которых являются Андрей Дмитриевич Сахаров и Александр Исаевич Солженицын»), то вдруг выдает в «интересной широкому кругу читателей книге» весьма специфические рекомендации, сплошь состоящие из выражений типа «Обязательны бакштаги от верхних краспиц. Далеко отнесенные в корму, при зарифленном гроте они не будут мешать и будут всегда набиты с двух бортов» или «Ее пятнерс должен стоять на палубе, а изнутри поддерживаться крепким пиллерсом...». Уникальна, на мой взгляд, реплика, касающаяся изобразительного искусства: «Художник изображает то ... что он пропускает через себя и выкладывает на лист бумаги...». А вот утверждение о том, что «Фолклендская война убила Японца Наоми Уэмуру» вообще повисает в воздухе, так и оставшись не только не доказанным, но даже и не поясненным. Неуместными литературными играми кажутся заметки о «встречах» с пиратом Джоном Авери, жившем 300 лет назад, Мартином Пинсоном, командовавшим «Пинтой» в экспедиции Христофора Колумба, а также разговор с появившимся на яхте Иаковом, возлюбленным учеником Иисуса Христа и «сон» о казни самого Иисуса Христа, на которой автор якобы присутствовал...

В итоге книга оставляет странное впечатление. Тем более - есть с чем сравнивать. Например, с книгой Карло Маури «Когда риск - это жизнь». Из нее вырастает совсем иной образ путешественника. У Маури хочется выписывать мудрые мысли, у Конюхова - только курьезы. Дождется ли Федор Филиппович, чтобы и о нем когда-нибудь сказали так, как сказал Тур Хейердал о Карло Маури: «Если бы таких людей было больше, то мир, в котором мы живем сегодня, был бы совершеннее»?


Марк Энд

ВОЛЬНЫЙ ВЕТЕР: ЧТО-ТО ТУТ НЕ ТАК...

Соло-походы - как и соло-восхождения - нынче в моде и два материала последнего номера «ВВ» N39 посвящены им. Жаль только, что насыщенные живописными деталями заметки Вячеслава Поротова «Морское плавание эвенка» в конце подпорчены ритуальной «Песней о спонсорах и помощи Христа ради». Ну скажите, почему кто-то должен оплачивать удовольствия отдельных личностей, справляющих своё удовольствие в странствиях? К тому же речь идёт не о значительных географических открытиях и рекордных проектах. Автор не Северный полюс собирается открывать, а всего лишь обойти морем Сахалин. «Но без посторонней помощи, как я убедился, сделать это будет очень трудно». Так может, не стоит и напрягаться?..

В статье Александра Елькова - «Первый российский горный поход», - посвящённой 200-летию Альпийского похода русской армии под командованием Суворова и мероприятиям, связанным с этой датой, моё внимание привлекли несколько цифр. Описывая условия путешествий по нынешней Швейцарии, Александр сообщает, что «останавливаться в палатках можно в кемпингах. Они менее комфортабельны, чем в Германии или Франции, но горячая вода и туалет обеспечены. Платить надо отдельно за палатку и за каждого человека. В сумме выходит $5-7 в день. Простейшие гостиницы стоят $20, в юношеском приюте в селе Хоспенталь можно поселиться за $12-15, но в многоместных сырых комнатах». Стоит заметить, что если путешествовать по Приэльбрусью, то в любом альплагере многоместная (3-4 чел.) комната обойдётся в $3, за $10 можно найти приют в уютном двухместном номере с душем и туалетом, а в палатке на территории лагеря можно устроиться и за $1. Так что, в наших горах ещё можно пожить и пожить неплохо...

Приятно, что три лауреата нашего питерского конкурса путешествий и приключений «Невский экстрем» появились на страницах последних номеров «ВВ» (в N39 - Илья Гуревич «Проехать абсолютно невозможно?» - о велопоходе по Кольскому п-ву, в N38 - о восхождении команды Александра Одинцова по стене Багиратхи и в N37 - об алтайской лыжной экспедиции группы Константина Бекетова). Конкурс уверенно завоёвывает всё новых поклонников. А ют, прямо скажем, что приз номинации «Спортивное путешествие» конкурса «Хрустальный глобус», о победителе которого, Валерии Мироненко, рассказывает «ВВ», так и не стал весомой наградой, за которую рвутся поспорить отечественные путешественники, не смотря на то, что конкурс объявлен всероссийским - со всеми вытекающими... Жаль, что «ВВ» не смог найти возможность осветить сам «Невский экстрем» - всё-таки 12 путешествий хай-класса, о каждом из которых - как и о трёх упомянутых -можно рассказать много интересного.

Ответ начальника Главного штаба Федеральной пограничной Службы на публикации «ВВ» по проблемам и обстановке на высокогорных участках российско-грузинской границы порадовал. Обстановка в регионе Приэльбрусья, по словам начштаба, находится под пристальным вниманием руководства Северо-Кавказского управления ФПС, в районах перевалов Марухский Ахсу, ледника Шхельды выставляются временные (летние) посты, при осложнении обстановки высылаются укрупнённые наряды, экипированные альпснаряжением.

Есть, на мой взгляд, только один казус.

Вот у туристов - имеются всякие полезные вещицы: верёвки, пуховки, ботинки, лекарства и проч. мелочь. Пограничники требуют от туристов всяких бумажек с печатями, чтоб эти вещи можно было донести до тех мест, где как раз появляются всякие грузинские товарищи, чтоб эти вещи приватизировать/экспроприировать. При этом товарищи совершенно не интересуются бумажками, которые требуют пограничники. Два случая этого лета - на «Улыбке Шхельды», и два - в районе пер. Мырды (Узункол) - тому подтверждением.

Сваны ходят по тропам, по которым ходят туристы. Туристы добираются к тропам по дорогам, где ходят пограничники. Пограничники не попадают в тропы, где ходят сваны. Как говорил товарищ Жванецкий: «Что-то тут не так!? Может быть в консерватории что-то поправить?..»





Марк Энд

НОВОЕ «ВОСХОЖДЕНИЕ» АЛЕКСАНДРА ПОГОРЕЛОВА

Летом появился очередной выпуск альманаха Александра Погорелова. На обложке мы увидели новое имя издания - «Восхождение». Мелко упомянутое тут же старое название ростовского ежегодника «Крутой мир», конечно, было неудачным (как и пристрастие наших «экстремальных» редакторов к понятию «мир» в целом). Обложку украсила бьющая в глаза и несомненно привлекающая внимание фотография, но что за стена изображена на ней, может знать только истинный знаток гор. А их у нас мало.

В целом альманах наполнен материалами, отражающими события 1998 г. Но наибольшее впечатление произвели воспоминания Анатолия Непомнящего о восхождении 1977 г. по юго-западной стене пика Коммунизма.

Впервые опубликованы признания непосредственных свидетелей и участников весенней трагедии 1996 г. на Эвересте - узбекских альпинистов. Правда, ничего нового они умудрились не сказать.

У же не в первый раз отмечаю образность и яркость материалов Юрия Кошеленко. И здесь он порадовал нас в описании «Дрю: один шаг...».

Наконец-то, альпинистской общественности самим Погореловым представлена полная картина событий в классе скальных восхождений чемпионата России-98 или «International Mountain Trophy». К этому материалу «пристёгнуты» впечатления С.Солдатова («Гранд-Жорас по линии дружбы») и М.Дэви («Российские Альпы»).

И всё-таки, в целом, отметим некую однообразность материалов. Вверх-вниз-категория-вершина-сурово-круто-пошли дальше. Эмоции, борьба, риск, человеческие отношения, философия остаются за бортом повествования или замечаются вскользь; будто записка на вершине и запись в «Книжке альпиниста» остаются единственно главными целями и смыслом Альпинизма.

«Обзор зарубежных восхождений» сделан так, как если бы все эти стены, имена и обстоятельства были достаточно известны многим нашим любителям гор, взявшим журнал в руки. Это не так. Мне кажется, было бы правильнее давать в таком случае обзор того или иного района, его географических, климатических, спортивных и орфографических аспектов. Что б сами авторы разобрались, что там в Пакистане «растёт» - ЛАток или ЛОток.

Вот описание района Каравшина я лично встречаю третий или четвёртый раз за последние два года (в «Спортивном туризме», «Вертикальном мире», на сайте Копылова).

Вообще же грусть вызывает тот факт, что описание жизни наших альпинистов протекает за рубежом, ибо, как не крути, уже и «Коммунизм», и Каравшин остаются заграничными, так же недоступными рядовому восходителю, как Эверест и остальные «шиши-пангмы». А вот Кавказским горам в журнале посвящено 4 страницы из 62.

Тенью легла на сердце обида за родной «ЭКС»: трепетно указаны название, номер и год цитируемых западных изданий, но вряд ли кто понял, на какой «Exrem» ссылается редакция «Восхождения» на стр. 41 в материале «Трагедия на Эвересте». Ссылка была бы правомочна на журнал «EXtrem», СПб, N 2/98.

В целом же альманах Александра Погорелова может послужить реальной основой для производства ежегодника «Побеждённые вершины», восстановление которого уже не первый год дебатируется в кулуарах Федерации Альпинизма России.

P.S. Слияние лучших материалов, опубликованных за прошлые годы в изданиях, освещающих события и проблемы отечественного альпинизма (Вертикальный мир, Восхождение, Риск онлайн, ЭКС) под крышей одного сборника поможет решить проблему выпуска ежегодника «Побеждённые вершины», значительно облегчит отбор и предпечатную подготовку материалов, сократит сроки выпуска и затраты на издание. Но для этого нужна добрая воля редакторов упомянутых изданий...

Сергей Шибаев, и.о. редактора «ПВ».



К оглавлению номера

 

© eXs magazine 1998-2016
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU