В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ


К оглавлению номера

песня
Олег МИТЯЕВ

Я лучше песню спою...

ЭКС: Какое у Вас настроение, Олег? Не сейчас, конкретно, а вообще по жизни?
Олег Митяев: Настроение у меня почти всегда хорошее.
ЭКС: Огорчений нету?
О.М.: Есть
ЭКС: Песни у Вас грустные. На сцене Вы - человек весёлый, зал хорошо реагирует на Ваши реплики, шутки, а в песнях - грусть. В творчестве, в жизни Вы ощущаете мажор или минор?
О.М.: Ну... По разному. Мы же разные люди...
ЭКС: А в каком времени жилось лучше?
О.М.: В каждом времени есть свои прелести. Свои радости. У меня такое ощущение, что мне всегда было хорошо. Вот я был подростком, верил в хороших людей. В хорошего Ленина. В хорошего Сталина. В хорошего Брежнева. Потом Сталин оказался плохой. Но Ленин-то был хороший. Долго был. Потом и Ленин оказался плохой (смеётся). А сейчас такое ощущение, что они всё, там, наверху... (называет рогатых животных). Александра Володина как-то спросили: «Вот вы после войны писали, что стыдно быть несчастным. Пройдя фронт, оставшись живым, стыдно быть несчастливым...» Потом Володин стал говорить, что стыдно быть счастливым. Его спросили: «А сейчас?» Он говорит: «Сейчас ничего не стыдно».
ЭКС: Когда Вы получили аттестат зрелости?
О.М.: Школу я закончил в 8-м классе, где-то в 72-м году. Поступил в монтажный техникум.
ЭКС: Что бы Вы сказали себе, пятнадцатилетнему, сейчас?
О.М.: А ничего бы не сказал. А если бы сказал, то ничего бы не понял.
ЭКС: Не сказали бы ничего поучительного? Не подсказали б, как жить?
О.М.: Не-е. Я - труднообучаемый. Трудно мне всякое учение дается. Вот мне говорят: надо выучить новые ноты... (корчит гримасу).
ЭКС: А как же вот умение игры на гитаре? Само пришло?
О.М.: Ну-у... Я вот еще умею фотопленку в бачок заправлять. Тоже умение, только кому оно надо... А на гитаре все в 8-м классе играли. Это всё равно, что шнурки завязывать - на том уровне, что я играю. На гитаре Марголис играет, а я только лицом показываю, что умею.
ЭКС: Какая-то тема Вас держит сейчас в творчестве?
О.М.: Ничего не держит. Большая радость, что не надо себя никуда загонять, писать на заказ для фильма какого-нибудь, спектакля.
ЭКС: А вот историческая тема, все эти Ваши «печали Каменного пояса» откуда?
О.М.: Прочитал книжку про Пугачева. Написал песню. В Южной Африке, на гастролях, попалась книжка про англо-бурскую войну - написал про войну.
ЭКС: Последний альбом «Крепитесь, люди, скоро лето» начался с темы Севера...
О.М.: Песня не о Севере. Надо было снять клип. Мы как раз общались с Владимиром Чуковым. Ну и сняли клип в Норильске.
ЭКС: Ваше последнее странствие?
О.М.: Не кончается. Нет последнего. Вот, приехали к вам из Новгорода и вечером - в Петрозаводск. Ездили недавно в Америку. Были и сольные выступления, и «Песни нашего века». Перед этим, в марте - апреле, выступали с «Песнями...» в Израиле.
ЭКС: Есть такое место на земле, куда бы Вам хотелось поехать просто отдохнуть, посмотреть?
О.М.: От слова «поехать» мне сразу дурно становится. Мне бы хотелось никуда не поехать. В Челябинск?.. Тоже ехать надо ( с сожалением ). Почитывать, пописывать. Прогуливаться. Иногда играть в волейбол. Вот такая вот модель жизни.
ЭКС: На гастролях здорово устаете?
О.М.: Если бы здорово - не ездил.
ЭКС: Ну, может это Вы от безысходности, на кусок хлеба так зарабатываете?
О.М.: Да нет. Это только ( с пафосом ) стремление нести радость людям, доставить им удовольствие.
ЭКС: Олег, а какой вид экстрема, туризма вам больше всего импонирует?
О.М.: Международный туризм. Да! Легкомысленности, присущей молодому возрасту, во мне нет. Конечно, хотелось бы полетать на дельтаплане, как мне однажды удалось на «Груше», но больше хочется еще лет сорок любоваться закатами и восходами, а не увидеть их последний раз во время прыжка с парашютом.
ЭКС: Что Вы не принимаете - или не понимаете - в этих людях, лезущих на горы, прыгающих с парашютом и т.д.?
О.М.: Я пытался найти общие точки. С тем же Чуковым. И понял: единственное, что мне было бы понятно и приятно - ощущение безлюдия. «Пить таблетки тишины в залежах безмолвия»,- цитируя самого себя.
ЭКС: Есть какой-нибудь пейзаж, который всплывает в Вашей памяти, когда я говорю «пейзаж»?
О.М.: Из живописи - Саврасов, «Грачи прилетели». А в живой природе - Урал наш южный. Холмистая местность, смешанный лес, хотя больше хвойного. И очень чистые озера. Запахи, запомнившиеся на всю жизнь. И любые, самые прекрасные виды не вызывают у меня таких чувств, как эти, вошедшие в плоть и кровь с детства.
ЭКС: Пришли бы к Вам сейчас и сказали: «Олег Анатольевич, составляем «Антологию авторской песни XX века». Вы будете представлены... тремя песнями, на Ваше усмотрение». Какими?
О.М.: Три?.. Я бы «усмотрел» не те, что Вы думаете. А вообще, пусть сами решают. Сами, сами...
ЭКС: А у Вас любимые барды есть?
О.М.: Мне нравятся отдельные песни отдельных авторов.
ЭКС: На концерте Вам передают массу записок...
О.М.: ...Лучшие попали в книгу, которая скоро выйдет. Меня лично очень трогают записки типа «Спойте, пожалуйста, песню «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались», - если, конечно, знаете». Или: «Если знаете слова, спойте песню «Таганай».
ЭКС: Кстати, об этой песне. Она была признана лучшей песней XIII Грушинского фестиваля в 1986 году и надолго стала культовой песней туристской братии. Напомните историю создания этого шедевра.
О.М.: Да не было никакой истории. В 8-м классе по путёвке поехал на турбазу. Ходили на Таганай, я получил значок турист СССР. Позже, по этим юношеским ощущениям я и написал песню.
ЭКС: Ваше впечатление от последнего Грушинского фестиваля?
О.М.: Знаете, тут каждый должен составить мнение сам. Ну что я буду свое навязывать? Столько людей туда приезжает - самых разных. Кто-то там влюбился, и ему здорово все - соловьи чирикают, звёзды сверкают, душа поёт...
ЭКС: Но критики ворчат, что вырождение происходит, замена понятий?
О.М.: Меня обобщения не интересуют. Всё индивидуально. Меня поражает, что иногда ворчат члены худсовета. Но всё же от них и зависит. Они же сами формируют состав выходящих на «Гитару». Но, даже если на главную сцену выходит исполнитель не очень хорошего уровня, ты же можешь у костра и петь, и слушать только то, что тебе нравится... Самое хорошее в «Груше», что он есть. Это традиция. Традиция дорого стоит.
ЭКС: Олег, представьте, что Вам дают три минуты на центральном телевидении. Прямой эфир. Никакой цензуры. Есть возможность сказать всей стране, что думаете.
О.М.: Программного заявления не будет. Я лучше песню спою...

Записано в Петербурге,
сентябрь 1999 г.

К оглавлению номера

 

© eXs magazine 1998-2016
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU