В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ


К оглавлению номера

соло

Одиночное хождение в горах , как сильное средство...


 
«Все трудности человека состоят в том, что интуитивно он сознает свои скрытые ресурсы, но не отваживается воспользоваться ими.
Человеческие возможности настолько безграничны и таинственны, что воины, вместо того, чтобы размышлять об этом, предпочитают использовать их без надежды понять, что они собой представляют».
К. Кастанеда,
«Сила Безмолвия»

Эта статья - отражение моего опыта одиночных походов и является сугубо частным мнением. Подобные мероприятия зачастую чрезвычайно опасны. Помните, что именно на Вас полностью ложится ответственность за решение пойти в подобный "поход".

В советском туризме не было такого понятия - одиночный поход. Одиночки у нас в заметном количестве появились сравнительно недавно; их и до сих пор не особенно много. С другой стороны, изрядная часть моих знакомых либо когда-то ходила в одиночку, либо всерьез задумывалась об этом. И если уж кто-то решится на "соло", пусть он не повторяет моих ошибок.

Прежде всего оговорюсь: я никоим образом не агитирую за подобные действия, более того, думаю, что большей части народа одиночное хождение совершенно не нужно. Все-таки, один, в горах - это безумие. Чтобы на такое решиться, надо иметь какие-то особые причины и обладать немалым объемом знаний. Самое главное - действовать ради своих истинных задач, а не вследствие обид, злости, для удовлетворения чувства собственной важности и т.п. Самообман в ответе на вопрос, что же тобой движет, может оказаться смертельным.

У меня такие причины были. Во всяком случае, в то время я так считал. Да и мой опыт участника и руководителя сложных горных походов за 10 лет дал мне некоторый запас прочности. В то время я, как раз, закончил перечитывать К. Кастанеду раз этак в пятый и решил, что хватит бесцельных прогулок с толпой участников разной степени бестолковости - пора и делом заняться. В середине июля я загрузил в рюкзак шмотки, продуктов на месяц, в качестве "специальной" снаряги взял собрание трудов КК и отбыл на Алтай. Как совершенно точно описано, "свобода для меня была за ближайшим поворотом".

Возможно, в какие-нибудь другие горы я и не решился бы пойти один. Но на Алтае я всегда чувствовал себя как дома. Именно здесь я перестал быть упертым материалистом с технократическим уклоном и стал обращать внимание на интуицию, знаки и подобную ерунду. Мы чудом избежали смерти, <запилив> не на тот перевал и слетев с него кувырком; со стороны это смотрелось как дружеская оплеуха. Стоило мне не съездить летом в эти горы, - как в последующий год все валилось из рук. На Алтае с легкостью решались всякие жизненные задачки, удавались удивительные вещи - держать над собой солнечное "окно" в ливень, интуитивно выбирать нужную тропинку, "подманивать" попутный транспорт...

Итак, рекомендации по снаряжению и прочему. Во-первых, изо всех сил приходится бороться с весом, поскольку общественное снаряжение делить не с кем. Вместо котелков я брал две литровые банки из-под сока, палатку - маленькую, однослойную, на 1,5 кг, топор (обошелся бы и маленькой ножовочкой), никакого топлива (пару раз при ночевках выше границы леса разводил картофельное пюре ледниковой водой и закусывал сыром - нормально). Из обуви трекковые кроссовки Salomon, одежда - флис да каландр. Брал еще тент костровой, но он не пригодился - проблем с дождем у меня не было. Никакого "железа" не брал, поход задумывался не как спортивный.
Во-вторых, продукты. Здесь я сильно просчитался, поскольку в одиночку еды идет сильно меньше. А я взял 500 г на день, а съедал чуть больше половины. Зато подкармливал всяких приятных встречных людей.

Похоже, что при обычном стиле хождения "без всяких лишних чувств и знаков" (но и без глупостей) у опытных туристов риск здорово растет после некоторого уровня сложности (ориентировочно скажем: на одну-две категории ниже максимального опыта). В тот год я так и ходил - перевальчиками не выше 2А - хотя и очень быстро.
Впрочем, риск был (на закрытом леднике, под некоей 1Б). Чтобы пройти закрытый ледник без страховки, надо либо здорово рисковать, либо "просто" чувствовать трещины под снегом, причем настолько хорошо, чтобы этому ощущению доверить свою жизнь. Трещины я в то время <отсекал>, но не очень уверенно, так что идти было довольно стремно. Хотя, помнится, отрицательных знаков не было...

Теперь я думаю, что в сложных ситуациях (в том числе - и при одиночном хождении) ни в коем случае нельзя рисковать, <закладываться> на то, что повезет.
То, что кто-то вернулся из "соло" живым, еще ничего не значит.
Более того, риск в одиночном походе должен быть сведен в минимуму (участник в составе группы позволяет себе прыгать по камушкам с некоторой долей беззаботности; становясь руководителем, он действует осмотрительнее. Но это не идет в сравнение с тем контролем, который проявляется в одиночном походе - ведь оступиться и сломать ногу на тех же камушках, скорее всего, означает смерть).

Правда, ситуация не считается рискованной, если идешь по объективно опасному участку и знаешь, что ничего не случится. Но до такого знания еще надо дорасти... Во всяком случае, тогда у меня его точно не было.

Надо сказать, что в то время я, наверное, только-только разделался со страхом и целиком и полностью находился в плену у ясности. Результатом этого было мое твердое убеждение в том, что стоит побыть одному в горах в течение нескольких дней и ночей, и на тебя сразу обрушится неизвестное, союзник, дух или что-то в этом роде. К счастью - или к сожалению - ничего такого не произошло. Правда, мне за глаза хватило 18 дней похода (вместо обычного месяца и более). И за последующий год по жизни удалось столько, сколько за три обычных. Тем не менее, выводом для меня было то, что простыми переходами между озерами через несложные перевалы да чтением КК под кедром многого не достигнешь. Возможно, надо было потщательнее что-нибудь такое посозерцать, по деревьям полазить, еще поперепросматривать (перепросмотр я перед летом как раз закончил, во всяком случае так казалось)...
А может сказалось то, что по природе своей я довольно ленив и не склонен делать "лишнюю работу". Поэтому чтобы чего-то достигнуть, приходится гонять себя до седьмого пота.


 
Безупречность начинается с какого-нибудь простого действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляться с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек приобретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно.
К. Кастанеда,
"Огонь изнутри"

Памятуя о том, что использовать для обретения этой безупречности можно что угодно, следующим летом я решил применить то, что находилось под рукой - собственно, туризм, как таковой. На этот раз раскладка была меньше - 300 грамм - и с собой бралось все специальное снаряжение (килограмм 18 - включая ледобуры, крючья, кошки и пр.; бралась и веревка, которая использовалась в основном на спусках). В отличие от прошлого года, задачи максимум я перед собой ставил, пожалуй, несколько выше своих возможностей - замахнулся на пару 3Б. Так что рюкзак опять получился нелегкий, но по результатам похода половину снаряжения можно было бы срезать.
Мои наполеоновские устремления были, естественно, остановлены простейшим способом - погодой. Еды хватало в самый раз, но надо сказать, что не есть три дня в пурге -после 300 грамм раскладки - тяже-ло. Так что, основное замечание по тому походу: при такой скромной раскладке нельзя идти без запаса еды на два-три дня.

Погулял я в этот год знатно, прошлась даже одна 3А. На Аккемскую стену не сунулся, знаки не велели. Но, честно говоря, идея пройти стену была провокацией, самоподначкой, чтобы не получилось "как в прошлый раз". Реальные задачи, сами понимаете, совсем другие. К концу похода я уже чувствовал себя на закрытых ледниках довольно уверенно, определяя трещины тем же способом, что и неблагоприятные места, легче читал знаки, да и вообще, похоже, приблизился к достижению "безмолвного знания".
Честно говоря, теперь я уже не понимаю, как можно идти одному (да и вообще - на любой сложный участок, в связке, в группе - все равно) без подобного знания, без ощущения <идется>, без умения различать знаки. Сходное впечатление возникает при знакомстве со словами Месснера: "Я знаю, что не сорвусь, но тем не менее это действительно опасно". Хотя его стратегия, похоже, несколько иного плана.

Как раз развитие подобного знания - одна из основных причин, как я теперь это понимаю, которая может лежать в основе решения пойти одному. Горы действуют на одного человека значительно сильнее, чем на группу; за неделю одиночества можно научиться большему, чем за несколько сезонов хождения в группах. Но надо рассчитывать свои силы и то воздействие, которое можешь выдержать, иначе поход становится самоубийством. Так, на Аккемскую стену меня совершенно не тянуло, а 500 метров 45-градусного льда на пер. ББС на передних зубьях кошек ВЦСПС, без страховки прошлись без особых хлопот. Но я чувствовал, что еще метров 200 - и я сорвусь. Похоже, просто израс-ходовалась значительная часть воли.

 
"Свобода - это не награда, не подарок, это шанс иметь шанс".
К. Кастанеда,
"Дар Орла"

В конечном счете, эти два похода научили меня очень многому; с результатами я осваивался еще несколько походов (в группах) и продолжаю их переваривать до сих пор. Были ли эти походы опасны? Да, конечно. Риск сорваться был где-то процентов пять. Оправдан ли такой рикс? Для меня - да, разумеется.
При попытках измениться идет тонкая игра: нужно добиться небольшого "сдвига крыши" - если этого не сделать, то ничему научится и не удастся. Но, с другой стороны, нельзя допускать сдвигов слишком больших, которые уже не выдержать. Для этого можно использовать, как известно, любые мощные факторы - большую физическую нагрузку, голод, страх, сильные эмоции, которые выматывают, но при правильном поведении, как оказалось, способствуют накоплению сил и знаний. Смертельный риск - одно из наиболее мощных воздействий. Но как тогда соблюдать другое требование - ни в коем случае не "калечить физическое тело"? Так что, в конечном счете, все дело в контроле.

В результате, я <слетел> с предыдущей насиженной позиции и сэкономил несколько лет (может - даже десятков). Впрочем, если под рукой есть другой результативной путь, можно не прибегать к такому риску. Но путей совсем без риска, наверное, не бывает.

Самый страшный риск - так и остаться в ежедневной рутине.
"Соло" - не Ваш путь, если это не Ваши слова. И даже если Вы можете под ними подписаться, это путь может Вам не подойти. Но такой путь существует.

 
Ничто не дается даром в этом мире, и приобретение знания - труднейшая из всех задач, с которой человек может столкнуться.
К. Кастанеда
"Учение дона Хуана"
Удачи!

Борис Г., Москва

К оглавлению номера

 

© eXs magazine 1998-2016
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU