В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ


К оглавлению номера

полёты наяву
Андрей СОБЕТОВ


Р У С С К И Й
К У Р У М А Н
Куруман - место в южной Африке,
где установлены многие мировые рекорды
полетов параплана над равниной

Любовь зла - полюбишь и ОФ СЛА


Пора летать на равнине! Пора осваивать лебедку! Даешь полеты с буксировки! Мы давно об этом мечтали. Однако получить информацию и попасть на буксировочные соревнования оказалось нелегко. Калуга? Рязань? Орел? Федерация на запросы не отвечала, а только слала «счастливые письма»...
Вцепился как клещ в «Параавис» (у них лебедки) и за пару дней до отъезда узнал, что все-таки Орел. Как, вас не было на этих соревнованиях (Кубок России!)? Значит, вы не очень-то и хотели... Значит, вы не проявили настойчивости... Значит, сами виноваты... А полеты, не скажу соревнования, получились отличные (улеты до 70 км!). И лебедку я освоил, и личный рекорд дальности сделал, и на планере полетал. Так что мне понравилось.

ЗНАКОМИМСЯ С НОВЫМ МЕСТОМ

Москвичи богатые, москвичи пальцатые все на своих машинах приехали, а бедный Питер: чух-чух-чух, на паровозе и автобусе. Где деревня Пугачевка? Нет такой! В расписании только Психбольница... На карте тоже нету... Но, язык до Мавзолея доведет.
Добрался, вышел на взлетное поле, задрал голову, красота! Кумулусы так и ползут, так и ползут! Планеры так и летают, так и летают! Картинка - мечта пилота!
Приехали человек 20, из них на соревнования заявились пятеро: Круглов Алексей, Волков Игорь, Юнязов Сергей, Ворошилов Слава, Собетов Андрей. Уговаривают Шорохова Николая, он решает... Лебедок на нас аж целых три; ну, полетаем!
Аэродром травянистый, полоса грунтовая - одна, километра полтора-два, это конечно не асфальт, но работать можно. Можно ехать и по траве поперек поля (самолеты и планеры это делают), но машина не самолет, она существо нежное, по полю скорость не та, впрочем с ветром буксировать можно, а без ветра хватает и основной полосы.
Жить можно в гостинице при Аэроклубе. Двухместный номер с водой и туалетом стоит 50 руб/чел, горячей воды нет. Баня только для начальства. Иностранцев, приезжающих на соревнования селят в городе, а нашим и так сойдет. Кормежка в столовой -«назад в СССР» - ностальжи-меню с коричневой подливкой.
Ахтунг, ахтунг, мы в «красном поясе», кругом коммунисты... Но есть и признаки цивилизации - кафе в километре по шоссе и пережитки прошлого - мед и молоко в деревне. Можно поставить палатки прямо на лужайке, под сенью башни управления полетами, с видом на АН-2, вертолеты и «Вилги», что большинство и сделало. Съездил на экскурсию в Орел, прокатился на кораблике по Оке. Глядь, а народ уже летает. Надо и мне потренироваться, а то опыт на лебедке почти нулевой. Стартую уже в шесть вечера, и сразу - в поток! Вот свезло, так свезло! Набрал 700 м, огляделся. Прямо подо мной взлетное поле и строения клуба. В 10 км на северо-западе Орел, на его ближайшей окраине выделяются красные крыши завода Кока-колы. Но нам туда не летать. Там иногда летает Большой Босс - Егор Строев, а значит нам это направление закрыто бдительной службой боссовой безопасности. На севере стопор - телебашня в 6 км от нас. На западе ограничитель километрах в 15-ти - военный аэродром. Зато на юг и восток лети сколько хочешь, туда и господствующие ветра дуют. Вокруг зеленые и распаханные поля, разделенные лесополосами и неглубокими оврагами, дороги, поселки, лесов почти нет, равнина.
Буксироваться по первости страшно. Масса новых ощущений. Откройте и вы для себя ЭТО - секс в подвеске...

СЕКС В ПОДВЕСКЕ. ИСКУССТВО БУКСИРОВКИ

День, термичка, ветерок. Круглов с хитрым видом пристегивает ко мне трос. Я напряжен, волнуюсь, сейчас и мне предстоит пройти через это...А может не надо?
Надо! Неумолимый Леха дает знак, поехали!
Старт только передний! Лешенька, а может задним? Нет, позу выбирает буксировщик.
Машина пошла. Взмах руки. Трос натянулся. Стартую. Отрыв.
Леша начинает плавно и вкрадчиво... Его сильная рука нежно, но неотвратимо зажимает, зажимает... О!? Я начинаю чувствовать, что со мной что-то происходит...О!-О!! Вот это да! О! Лёшенька не надо! О!-О!! Вот это раскачки!
О!-О!! Сейчас разорвет! О!-О!!-О!!! Кончил отрывом конца... (разрывного)...
Юнязову тоже оторвали конец... Опытная Лада говорит, что это еще ерунда... А как у Маши? Нет - говорит Костромитин - в этом году не было... Повезло.
Круглов объяснил мне, что в сексе очень важно трение... А оно бывает разное: скольжения и покоя. А процесс идет неравномерно. А по тросу идет волна. А лебедки бывают всякие. А главное, оператор: попадется маньяк-любитель - секс с грубыми толчками обеспечен.
Как и в «мафии», маньяком хотят быть все. Дали и мне порулить. Щас! Ща я вам покажу!
Но, шутки в сторону, буксировка дело серьезное. Учусь на оператора. Страшно. Ответственность!
Опытных пилотов в мягкую погоду поднимать легко. Чайники рыщут, плохо компенсируют закосы. Главное здесь - вовремя ослабить нагрузку. Высоко не подниму, зато и не убью. Если начался секс, ослабить нагрузку до прекращения, затем плавно увеличить. В хорошую термичку все серьезней. На подъеме то +8, то ноль, а то и минус! Впервые наблюдаю складывание под нагрузкой! Центроплан втянулся, бабочка! Сразу сбрасываю нагрузку. Купол выходит. Пилот (Егор) отцепляется. Поворот, еще одно складывание, уже в свободном полете. Такие потоки!
Обычная схема подъема: машина трогает, разгоняется. Трос свободно разматывается метров 40-50. Пилот поднимает купол. Оператор дает пол-нагрузки. Отрыв. Полет.
Оператор плавно увеличивает нагрузку. Машина идет с максимальной скоростью (в безветрие 50-60 км/час). Трос разматывается, высота растет. Размотав примерно пол-троса переходим на доводку. Машина замедляет скорость. Нагрузку на максимум. Оператор контролирует скорость и угол подъема, а также скорость машины. При сильном ветре машина идет медленнее или вообще стоит ( а то и сдает назад!).
Когда размотали почти весь трос и вывели пилота на максимальную высоту нагрузку снимаем, трос провисает. Отцеп. Свободный полет. Вот и все.

ВЗЛЕТЫ, ПАДЕНИЯ, РАЗМЫШЛЕНИЯ

Любопытно, что все улеты были в основном со 150-200 м! Причины: отсутствие асфальта, недостаток опыта пилотов и термичка. Термичка сильная, в каждом втором, третьем старте - разрыв звена. Распаханные вокруг поля обеспечивают зону питания снизу. Выше работают облака. С 12-00 до 15-00 лучшее время для старта. Позже, если тени облаков закрыли землю, выпарить с такой высоты не удастся.
Ветер северный, все маршруты на юг, на Змиевку (26 км) и дальше. Волков долетел до Змиевки. Круглов долетел и почти вернулся (!), в одном км от финиша его остановила, начавшаяся над аэродромом гроза. У Лёхи полтинник с возвращением! Я пока добрался только до Станового колодезя (7 км), Ворошилов пролетел километра на три дальше. Местные не хотят быть подбором. Смотрят с интересом, но все машины проносятся мимо. Говорят, боятся грабителей, тормозят только у ГАИ... Приметы бандитов с большой дороги: в темных очках и большим мешком за спиной.
Б... * буду, век погоды не видать!
Очень многое зависит от момента старта. То один, то другой из нас, в ожидании очереди на старт пропускает хороший поток и потом долго тыкается в бесплодных попытках. Да, всем вместе здесь взлететь не удается и стартануть когда хочешь тоже. Хорошо, что нас мало. А как создать примерно равные условия для 20, 50 участников? Сколько надо машин, лебедок, водителей, операторов, судей? Какая четкая должна быть организация! Пока этого нет.
Так что то, что нас немного, вполне закономерно. А соревнования наши проходят весьма неформально, можно сказать по-домашнему... Настрой соответствующий.
Работаем больше для себя, каждый по своей программе... Я между делом учусь буксировке, Волков пишет книгу по парапланеризму, Юнязов и Круглов занимаются SIV... Алексей кувыркается метров с 400 до 100, потом выходит в нормальный полет. У Лехи это получается, ему это дано. Смотреть страшно, но привычно. Тяжелого Сергея поднимаем метров на 150, а то и130, и он начинает с этой высоты... Смотреть страшно и непривычно... Безумству храбрых поем мы песни. А я что-то не ощущаю в себе склонности быть тест-пилотом. Полезно отрабатывать экстремальные маневры? Да, но хотелось бы в километре над водой, а не в 100 метрах над землей (давайте организуем курсы в Олуденизе!).
Раз у Сергея получилось, два получилось, а на третий нескоординированно отработал при выходе из складывания - и в землю. Я в это время сматывал трос и видел только последнюю фазу падения. Качем, спиной вперед он упал рядом с планером и, по инерции, залетел ему под крыло, чиркнув головой (шлемом) по внутренней поверхности крыла. Сломана нога, компрессионный перелом позвоночника, чудом не получил удар кромкой крыла ...
И снова у нас потери. Снова мы у дверей рентгеновского кабинета. Снова печально разглядываем невеселые снимки костей...
А как бы нам поменьше падать? А как бы побезопаснее летать? А как бы получше страховаться? А может фонд взаимопомощи, как на Украине, создать? Впрочем, много ли насобираешь? 200 баксов за летальный исход и 100 за тяжелую травму как-то не того... Так что все надежды на себя, на друзей, спонсоров (у кого они есть), на нормальную страховку, да на Господа Бога.

ДАЛЬШЕ Я ЕЩЕ НЕ ЛЕТАЛ

Застегните пристяжные ремни, мы отправляемся в маршрутный полет. 29.05.99, 12-00, северный ветер 5-8 метров, тенденция к усилению. Небо чистое, в вышине формируются первые кумулусы. Погода рекордная (она тут такая частенько). А давайте поставим сотню! - мечтает народ. Сказано - сделано! Поставили по глобусу: Глазуновка (44км) - Колпны (100 км). Осталось пролететь... Относиться ли к этому серьезно? Все равно наши карты у Змиевки (26 км) кончаются, GPS-а у меня нет... Ну, на всякий случай стараюсь запомнить направление полета...
Игорь - разведчик погоды - стартует то с одного конца поля, то с другого (ветер крутит). Леша буксирует по траве поперек поля. Высоты набрать не получается - рванина, сильновато и сбоку. Пока все выглядит весьма сомнительно. Но Игорь не оставляет попыток, заражая своим энтузиазмом. И, наконец, попытки с пятой цепляет на малой высоте и уходит, уходит! Все сразу засобирались. Ветер уже раздуло порывами метров до 9 и Круглов милостиво разрешает поднимать купол задним стартом. Стартую, мама родная, вот это секс сходу! Хрясь! На высоте всего метров 40 не выдержало разрывное звено. Стартуют Кузнецов, Ворошилов. Начинается стартовая лихорадка. Переживать некогда, пусть разорвет хоть на куски, а надо улетать. Вторая попытка. На 80 метрах начинаются хорошие плюсы: 4, 5, 6м/с. Поток? На 150 метрах в +6 - и отцепляюсь. Делаю круг: и тут минус 2, и там минус 2...Что за лажа? А был ли мальчик? Эх, поторопился!
У Кузнецова Саши разрыв звена, а Слава улетел, значит можно. Время уже 13-30. Старт. +4,+5,+6, терплю, давай родимый! +6.5, +7, +7, 8, кажется оно! Отцеп на 170 м. Сразу разворот. Да, оно! Но высоты очень мало, надо работать виртуозно, а снос, снос! От старательности только что язык не высовываю. Трясет, подскладывает, но главное - набираю! На очередном витке успеваю заметить - стартовал Шорохов. Что-то верещит рация - не отвлекаться! На 600 м стало поспокойнее, на 800 еще лучше, наконец на 1300 совсем хорошо. Фух-х-х, первое дело сделано. Теперь можно чуть расслабиться. Беру рацию - получаю информацию.
Волков садится где-то на 36 км между Змиевкой и Глазуновкой, Ворошилов где-то не долетая Змиевки. Оба жалобно просят подбора. Я работаю ретранслятором между ними и стартом.
У меня пока все хорошо. Кружусь в слабых плюсах, с удовлетворением отмечая снос сильным попутным ветром. Снесся, кружась, уже на 15 км, высота 1400м. Облака по горизонту, а я в голубой дыре. Немного потерял, а теперь снова набираю. Ну, что ж, от добра добра не ищут.
Где там Змиевка? Перед ней должен быть четкий ориентир - большой элеватор. Ага, я вижу тебя! Большой, не то слово. Не меньше Египетских пирамид. Даже с 1500м этот колосс производит впечатление своими нелепыми размерами среди сирых равнин и жалких хижин. ...Тысячи рабов долгие годы в нечеловеческих условиях возводили это огромное надгробие на могиле Великого Агронома. Он захоронен здесь вместе со своими несметными сокровищами: сеялками и веялками, тракторами и комбайнами, женами и наложницами, их прекрасные золоченые мумии и сейчас еще...
О чем это я ? Головка закружилась. Пора менять направление спирали. Игорь Волков уже видит меня с земли и начинает подсказывать. Спасибо ему за это. Но к его черным полям я не иду, считаю, что лучше синица в руках, чем журавль в небе. Продолжаю долго выбирать плюсики над элеватором. И, как выясняется, зря - надо было слушать умных людей. Откуда ни возьмись появляется Коля Шорохов, идет ниже меня на волковские поля, и прыг - уже выше меня. Вот так!

Коля включается в радиообмен и сообщает, что у него очень мерзнут руки, даже в перчатках. Замечаю и я, что довольно прохладно, лезу в карман за перчатками, натягиваю их, управляя пока корпусом. Смещаюсь к набирающему Коле. Между нами первая вспышка, формируется небольшое облако, подходим под него каждый со своей стороны. Мы над Змиевкой, высота у меня 1700, Коля метров на 200 выше. Игорь взахлеб подсказывает, настраивая нас на дальний полет, его уже подобрали и он готов сопровождать нас. А куда лететь, карта-то кончилась...
Коля покидает облако, встает на долет и шпарит прямо вдоль шоссе. Выпущу его вперед и полечу за ним, он старый парапланерный монстр, у него GPS, он знает куда лететь. Пока же, смещаясь с облаком, стараюсь выбрать все, что можно. Через несколько витков слабого набора с удивлением обнаруживаю, что идущий по прямой в чистом небе Шорохов опять выше меня! Ну, когда же у него минуса начнутся? А он все набирает, идя по прямой, мистика какая-то, заговоренный он, что ли?
Однако, потоки-то есть. И не просто есть, потоков, пардон, «не меряно»! Хватит и на меня. Похоже улетим сегодня действительно далеко. Скоро поворачивать налево, но какая из этих деревень, нанизанных на ниточку шоссе - Глазуновка? Коля усвистал вперед, его не видно. По рации ответа нет. Надо жить своим умом. Пытаюсь вспомнить: то ли 34, то ли 44 то ли 54 км до поворотника?
Как быстро я лечу? Ведь дует сильный ветер, или уже не дует? Сколько пролетел от Змиевки: 5, 10, 20 км? С этой двухкилометровой высоты расстояния обманчивы. Плоская равнина, ориентиров нет - деревни, дороги, в том числе новые, не нанесенные на карте. Впрочем, карты тоже нет... Мой опыт дальних полетов пока невелик - максимум 36 км, и то в горах с хребтами-ориентирами. Но я уже доволен. Рад, что еще лечу, что есть еще высота, что похоже сегодня перелечу себя самого. Рад, что особо не напрягаясь, кружусь один в голубом небе с редкими облаками, а ветер делает свое дело. Рад, что за мной идет машина и меня подберут. А что еще парапланеристу надо?
Теряю высоту до 800 метров над какими-то прудами и вновь ловлю поток после них. Набираю с неизбежным сносом, по касательной, вдоль какого-то большого поселка. На всякий случай делаю пару снимков на подлете. Вижу Шорохова. Он возвращается? Или я лечу не туда? А, ясно, он идет брать ППМ! Значит, это и есть Глазуновка. Так вот ты какой, северный олень! Волков предупреждает, что я могу не пробиться. Да, как -то я расслабился, забыл, что не в романтическом путешествии, а на соревнованиях... Я на 1300, но меня уже сдуло на 1-2км за ППМ. Встаю на акселератор, пытаюсь продавиться. Не выходит! Да, близок локоток, да не укусишь!
Я еще в потоке, но если буду продолжать давиться против ветра то скоро вылечу в минуса и только что сяду на ППМ.. Волков с земли подтверждает, что я почти не пробиваюсь. Советует плюнуть на ППМ и «лететь на рекорд». Дилемма - сесть на ППМ или лететь дальше? А как, господа судьи, насчет «воздушного финиша» на ППМ? А как, парень, насчет обратного радиуса?... Так, пройдено 44 км. Шорохов летит дальше, он взял ППМ, но он не участник соревнований (или уже участник?...), я участник, но не взял...Волков не долетел, Ворошилов тоже, нет информации только про Круглова. А, к лешему, считайте как хотите, а я лечу дальше! Решение принято. Лечу для себя. Без обязательств. Только бы подбору не надоело...
Шорохов опять впереди, машина идет за ним. Я поотстал, не могу избавиться от дурной привычки обрабатывать все подряд. Наверное, это жадность и недостаток опыта. А вообще-то, я просто наслаждаюсь свободным полетом, ведь так приятно слышать постоянный писк прибора и так огорчает его молчание...Слышу жалобы Коли на мерзнущие руки, он даже высоту старается не набирать что бы согреться. А ведь его перчатки лучше моих, почему же я не чувствую холода? Адреналин? Эйфория от полета? Радость чайника греет? Лениво кружу над Малоархангельском, высота 1750, как хорошо! Да , чем прекрасен параплан - он все время дарит новые ощущения, выводит на новые рубежи и это не приедается: Первый полет! Первый динамик! Первый набор: 500, 1000, 2000м! Первый маршрутный полет! Первые 10, 20 , 30, 40 км! А сколько их еще будет...
Фетишизм, магия круглых чисел. Как я хотел пролететь 50 км! Кажется, дьяволу бы душу продал! Хоть разок! И больше ничего не надо! Взойти на Эверест и умереть! И вот пролетел, лечу дальше... Ну и что? А ничего... Летим дальше, про «больше ничего не надо» не вспоминаем.... А вспоминаем - какой там, кстати, рекорд России? Официальная открытая дальность, вроде, до сих пор у Рамиля - 50 км, до цели с возвращением на Домбае вроде летали 60, у Волкова на Юце открытая, неофициально, кажется 71, а у Шорохова в Австрии треугольник за 100... Ну-ну, еще не вечер, солнце еще высоко, летим дальше...
Половина Орловской области уже пройдена. Если бы я летел строго по ветру, то уже вылетел бы в Курскую... Мы над легендарной Курской дугой! Рядом Поныри. Скоро линия фронта... Вот и она! В воздухе гарь, слышен лязг немецких «тигров». Близкий разрыв! В меня-то за что?! Пора кидать запаску... На допросе в гитлеровском штабе: это есть что? Новый секретный парашют? Парашют в тыл, пилота в лагерь!
- Герр майор, не надо в лагерь! Я знаю много ценных сведений: Курск вы не возьмете, а войну проиграете в 45-ом...
- Что-о-о?!! О, ты есть злой русский фантазер! Расстрелять!!!..
Нет, на Поныри я не полечу... Тем более Коля садится, а подбор взмолился, чтобы я летел вдоль шоссе на Колпны, а не поперек к нему. Жаль! Чувствую, что если смещаться с потоком, то можно еще лететь и лететь. А так, боком к ветру, я быстро начинаю терять свои накопленные 1700. Все же, не желая напрягать подбор и остаться один за 70 км от дома, стараюсь идти к шоссе. Я еще временами набираю, но с сильным сносом от дороги, еще могу улететь куда глаза глядят... Волков зорко следит и не советует мне этого делать, поехать за мной по полям и оврагам они не смогут, а поперечных дорог как назло нет. Можно, конечно, плюнуть и на подбор...Но, ладно, хватит. На сегодня я получил достаточно. Остальное в следующий раз. Встаю на акселератор против и боком к ветру и сразу получаю свои -5,5. Эх, перелететь бы овраг. Все же пробиваюсь боком, боком на поле у шоссе. Ветер сильный, но посадка без проблем. На земле эмоций уже нет, все кончились в небе.
Полет длился не так долго - 2 часа 39 минут. Пролетел 73-74 км, если считать через точку поворота и 68-69, если считать по прямой. Дальше я еще не летал.

РУССКИЙ КУРУМАН

Не зря, ох, не зря это место для главной планерной базы России выбрали. Плакатами с рекордами все стены клуба поувешаны. И иностранцы сюда летать приезжают. В июне здесь планерный Чемпионат Европы проходит. Планера с гор на равнину в 30-е годы перешли. А мы для себя в 99-ом велосипед открываем...
Я в восторге от равнинных полетов. Первый раз - и сразу такое! Буксировка создала новые возможности. Я не видел других буксировочных мест (Белоомут, Калугу и пр.), но летный потенциал Орла оцениваю, если по скромному, то в 150 км. Небо здесь классическое планерное, термики и кумулусы, наверное, специально расставляют. Та погода, что была у нас в мае, позволяла стартовать в 12.00 и лететь до 17.30-18.00. Нижняя граница облаков: 2000-2500. Ветер до10 м/с на старте и посадке воспринимается нормально (никаких роторов!), а в полете очень хорошо... Я, летя медленно, обрабатывая по дороге все <сопли>, пролетел за два с половиной часа 70 км. А если вы полетите не медленно, а быстро, и не 2,5, а 5-6 часов? Вперед, ребята! От Питера до Орла меньше суток, от Москвы - вообще 400 км.
Лучшее время, говорят, май-июнь. Берите лебедку и приезжайте за рекордами. Здесь это реально!


К оглавлению номера

 

© eXs magazine 1998-2016
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU