БЕЗЕНГИ
Альпбаза Район События: прошлое и настоящее В стихах и прозе Фото-
конкурс
Люди и звезды Хроника происше-
ствий
Новости

Вернуться на главную страницу

СОБЫТИЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Алексей Потапенко, Рига

На велосипедах по Центральному Кавказу

От автора: этот рассказ о путешествии на велосипеде в Безенги, а так же литературно приукрашенное описание всего лишь одного из многих эпизодов, произошедших с нашей группой (Антон Крупенников, Анка Чернобыльская и я, Алексей Потапенко) по дороге в Грузию и обратно. Всё это многоплановое путешествие произошло с 15 июля по 1 сентября 1998 года.

17 июля. Где-то на границе Европы и Азии.
Три едва различимых в темноте силуэта осторожно крадутся по звериной тропе. Рядом беззвучно катятся груженые оружием и наркотиками велосипеды. "Акуна матата", - шепчет один. "Матата акуна", - отвечает другой... Граница близко, граница на замке. Сон окутал горы, накрыв их вместе с вечерним туманом. Спят все, даже капитан Распердяев. И снится ему, что вселенная имеет форму армейской палатки со звездочками из огоньков папирос... Но чуток сон капитана. Вот уже второй год он ждет, чтобы ему подвернулся случай отличиться и умереть. Он ждал бы и больше, да граница на замке только второй год. Ему снится, что в левом кармане у него лежит золотой ключик, а в правом - волшебная палочка. Взмахнет одной рукой - зарядить оружие, махнет другой - разрядить... Движения его плавны, как у захворавшей девочки; серафимы ночными бабочками кружатся над ним, шепча на ушко милые слова о доме. Чу!.. Хрустнула ветка! Чу! Покатился камушек. Вот оно! Вот тот случай, о котором мечтает любой ненормальный солдат, нажравшись водки и начитавшись страшных, политически грамотных сказок. Неугомонный не дремлет враг!
...Трех задержанных, обыскав и допросив, судили судом скорым и справедливым. Оружие и наркотики были поровну поделены между старшим воинским составом. Недовольных отправили строить новый сортир, обиженных расстреляли. В довершение всего Тошке, Анке и Леше была выдана справка, что за незаконный переход границы с них был взят один миллион рублей старыми, после чего они были отпущены восвояси. Мечта капитана не сбылась. Зеленая карета превратилась в тыкву, а тройка лунных коней в собаку Пальму и ее взрослых щенков. Жизнь на границе вновь потекла размеренно и спокойно.


26 июля. Грузия - Осетия. В экипаже боевого слона.
Ну а теперь - серьезно. После расставания в Кутаиси с Анкой и Антоном, улетевших домой, мой путь снова пролегает через Южную Осетию, на этот раз через Цхинвал и дальше, через Рокский перевал, до Нальчика и Безенги. Чтобы сэкономить время и не пилить по сорокаградусной жаре в гору, решаю проделать путь до перевала на рейсовом автобусе, следующим курсом до Владикавказа. Это не машина, а настоящее ископаемое, рождающее страх и панику среди людей, не привыкших к виду подобных чудовищ. Зверь ревёт и дрожит, как боевой слоны перед атакой, и я - один из членов его экипажа. Вниз с горы идет гонка с другими машинами - кто кого? Победителями неизменно оказываемся мы.
В Цхинвале на автовокзале пришлось отбиваться от предложений продать велосипед, одновременно откручивать колеса и закидывать велосумки на задние сиденья переполненного автобуса, где уже разлеглось несколько осетинских военнослужащих. Сразу после отправления они стали пить водку и закусывать сливами. Когда закончилась водка, в ход пошел нарзан. Таким элементарным образом попав в лапы осетинского гостеприимства, развернувшегося на жестких автобусных сиденьях, держа в руках раму и следя за катающимися по салону колесами, удалось бесплатно миновать пункт иммиграционного контроля, где с каждого "иностранца" берут дань в виде туземной валюты, и, чудом не напившись, высадиться по ту сторону Рокского перевала.

После недолгих препирательств с водителем, уговаривающего доехать прямо до Владикавказа и утверждающего, что так будет быстрее, я был выпущен наружу, уселся поперек велосипеда, напоследок пообещав всех перегнать.
Автобус догнать так и не удалось - при скорости в 60 км/час и грузе за 30 кг риск быть сброшенным с дороги и улететь вниз, как пушечное ядро, превращался в реальность, и перед глазами невольно возникали столбики и таблички, так часто встречающиеся на дороге, запечатлевшие имена неудачников спешивших куда-то и попавших в никуда.
Переночевал в лесу недалеко от Тамиска. Средняя скорость 28,5. Много спусков. Помня о том, как мы с Анкой и Антоном заканчивали поездку, не трудно представить, какой кайф я испытывал в тихом безлюдном месте и как сладко мне спалось.

27 июля. Осетия - Нальчик. Огурцов по самые помидоры.
Как только горы остаются позади, начинаются весьма непримечательные сельско-колхозные пейзажи, будто сошедшие с этикеток консервированного борща. Обстановка усугубляется отсутствием питьевой воды (за исключением "газировки" в придорожных ларьках). Если наверху можно было залиться родниковой водой, то здесь ничего, кроме дренажных канав, нет. Гаишники прикололись - водительские права, говорят, давай...
Окрестности трассы Москва - Баку густо поросли огурцами. Их продают везде. Тут я вспомнил, как в прошлом году, когда мы затаривались на базаре продуктами и к нам безбожно липли торговцы, Лэйла выдала сакраментальную фразу: "Огурцов па самые памидоры!". На обочине стоят мобильные пасеки с мобильными пчелами, которые исследуют близлежащие поля на предмет нахождения меда. Встреченный пасечник рассказал историю о том, как один из его соседей при подкормке пчел сахарным сиропом стал добавлять туда по несколько капель водки и пчелы, вместо того чтобы трудиться на полях, стали забираться в ульи других хозяев и воровать мед. Чем еще занимались опустившиеся и морально разложившиеся пчелы - неизвестно.

Нальчик. Знакомство с местными обычаями.
Нальчик встретил полуденной жарой за 40 и пивом из холодильника. Проделанные за утро 120 км вылились усталостью - средняя скорость 23 км/ч оказалась максимальной за все путешествие. Поход на базар закончился проверкой документов. Когда отправился туда в первый раз, зная, что такая проверка возможна, взял с собой и паспорт и книжку альпиниста. Второй раз оставил и то, и другое, зато прихватил ножик. Ножик начал играть в свою игру. Тут то и началось. Поначалу я думал, что просто наехать хотят: ко мне подвалил какой-то парень и говорит: "Давай, отойдем, потолковать нужно". - "Ну, давай". Отошли. Оказалось, что это сотрудник в штатском. Думаю, влип. Но, хорошо, что ножик на вид был кухонный - обошлось. Да и туристы его не интересовали.
Брожу дальше по городу, подходит парнишка, гопник юный, и говорит:
- Дай 10 рублей!
- Чё ты? Я же местный...
- Да какой ты местный!!!
- Иди ты...
Неужели, думаю, так от местных отличаюсь? Пришел в гостиницу, смотрю в зеркало. Ну конечно! Рожа обгоревшая, белые круги вокруг глаз, на носу обычные зеркальные очки, а на груди, на резинке болтаются горные...

Стены в номерах гостиницы "Альпинист" исписаны чеченскими угрозами и разрисованы губной помадой. Стоят крутые тачки. Из них выходят люди с девочками... На их фоне человек с велосипедом и лыжными палками, торчащими из коврика почти незаметен. Никаких возражений на проникновение внутрь вместе с колесами получено не было. Однажды, дома, мне, по какой то необходимости нужно было съездить в банк. Не останавливаясь на разговоры с охраной, которая была против, я с великом трудом забрался на 4 этаж. При этом мне было обещано, что больше я в банке так не появлюсь. В отместку пришлось с гиканьем съехать вниз по ступенькам, правда, только со второго этажа. Обещание, тем не менее, оказалось верным, но по иной причине - банк погиб. Во время кризиса.

Смыв под душем пыль и грязь южных дорог, завалился на кровать и принялся изучать карты. В Безенги ведут два пути - один через холмы пастбищного хребта, другой через местечко Урвань вдоль одноименной реки. Первый короче километров на пять, но преобладают грунтовки и общий перепад высот больше. На машине ездят обычно здесь. Через 35 километров у Голубых Озер пути все равно соединяются. Там, на перекрестке стоит знак "Горная Дорога - 40 км" - остальные 18 километров от селения до альплагеря дорогой, видимо, не считаются. И это правильно. Но почувствовать это я смог только своей задницей на следующий день.

28 июля. Нальчик - Безенги. Долгая дорога в горы.
Проснувшись в пять утра, легко позавтракав бананами с хлебом и сдав ключи от номера, через 20 минут я уже крутил педали, с каждым оборотом удаляясь от города и приближаясь к заветной цели.
От Урвани до Безенгов сплошной подъем все 90 км. Вначале это почти прямая асфальтовая дорога с уклоном в 10-30%. Дальше - больше. Слева в низине течет река, справа - грушевые сады. Заехав в узкую щель между забором и кустами шиповника я было собрался лезть за грушами, как вдруг на дороге, метрах в 15 появилась стая бродячих собак со здоровенной овчаркой во главе и принялась бросаться на изредка проезжающие машины. Можете представить мое чувство - если бы я не остановился, то через минуту другую столкнулся бы с этой сворой на открытой дороге лоб в лоб. Две-три крупных собаки - это уже много, а тут их было с десяток разного калибра, каждая из которых отдала бы жизнь за сосиску в желудке. Из оружия у меня остались только складные трекинговые палки Антона с победитовыми наконечниками. Ну, думаю, если сунутся ко мне, им не сдобровать. Хорошо, что направление ветра не менялось и собаки отправились дальше по дороге, так ничего и не почуяв...
Солнце припекало все жарче. Великая сушь поглотила белесое небо. Я ехал и вспоминал, как далеко позади осталось Балтийское море. Там, наверно, сейчас дует бриз, а на пляже загорают девушки. Там остался песчаный горизонтальный мир. Впереди - ледяной вертикальный.

Когда мы готовились к путешествию, я долго не мог решить, брать ли с собой ледоруб. Во-первых, он пригодился бы во время прохождения ледопадов Китлода; во-вторых, без него на восхождениях сами понимаете - никуда. Смущало одно - вес за килограмм. Оценив реальные шансы добраться до ледника с велосипедами и помножив их на массу и габариты ледоруба, я оставил инструмент дома. В последствии для себя я решил, что его с большей пользой можно заменить ледовым молотком и трекинговыми палками. Молоток весит около 700 г., палки - 450. Палки еще служат стойками под палатку.

До лагеря "Безенги" планировалось добраться засветло, часам к шести вечера, с корыстной целью успеть к ужину. При определенной сноровке в любой части Кавказа можно пользоваться гостеприимством местных жителей, но уж если накормят, то и напоят. Не сомневайтесь. Поэтому, избегая продолжительных разговоров по дороге, я медленно катился в горку. В тех местах, где ущелье расходится вширь, открывается панорама скалистого хребта с отвесными каменными стенами, тянущимися на многие километры, похожими на стены фантастических замков. На правом берегу Черека, высоко по склону горы стоит разрушенная крепость и остатки старого селения Безенги.
Дорога до поселка Безенги представляет собой грунтовку с проплешинами древнего асфальта. Возможно, он и не такой старый как кажется, но при климатических условиях, когда жаркое и засушливое лето сменяется холодной ветреной зимой, дороги очень быстро приходят в негодность. Негодность, однако, условна. Ездят ведь! Уклоны до 15%. В одном месте пришлось даже слезть с велосипеда - злые швальбы, да еще при общем весе около 120 кг (70+15+35) соскальзывали с гладких, облизанных в допотопные времена рекой окатышей.

Как правило, во вторую половину дня изменяется атмосферное давление, и все, что небо накопило за утро выливается на голову в виде дождя. К счастью на такой высоте снег еще не идет. Около двух начался холодный ливень. Толстый слой дорожной пыли превратился в западню для колес. Поначалу я пытался крутить педали, затем просто катить велосипед. Через несколько минут на покрышках налипло столько грязи, что велосипед невозможно было сдвинуть с места. Еще грязью оторвало переднее крыло. Оставалось только прислонить велосипед к ближайшему валуну и самому спрятаться от потоков воды. Вещи не промокли только благодаря тому, что были упакованы в "профессиональные" полиэтиленовые мусорные мешки. Велосумки "AGU" на поверку оказались чрезвычайно податливыми для влаги и текли по всем швам. Некий материал ярко-зеленого цвета, который дополнительно надевался на них в качестве презерватива и, по идее, должен был защищать от дождя, протекал тоже. Вдобавок, на его дне скапливалась вода.
Через час дождь стал меньше, а затем прекратился вообще. Застиг он меня в самом неподходящем месте - дальше дорога становилась каменистее, больше ухабов и луж, но каша исчезала. Затолкав велосипед в ручей и мы искупались по частям. Промыв под давлением водой из фляги переключатели, цепь и систему, я мог продолжить путь.

Необходимо отметить, что действующая в советские времена система доступа в приграничные районы не исчезла, но приобрела некоторые характерные особенности сегодняшнего времени. Как и прежде, для этого требуется пропуск, который выдается одними пограничниками и предъявляется другим. Будучи уже знакомым с маразматической обстановкой на блокпостах Кавказского погранокруга в Северной Осетии, я уже не рассчитывал на радушный прием в Кабардино-Балкарии и был готов ко всему.

Есть в Нальчике на улице Кабардинской воинская часть. В части сидит полковник, выдающий бумагу, по которой впускают и выпускают за шлагбаумы. Приезжаю туда, захожу на проходную. "Мне, - говорю, - пропуск нужен!" Отвечают: "С сегодняшнего дня пропуска выдаются прямо на пограничных постах" - "А если я туда приеду, а там сделают большие глаза, что тогда? Отведите-ка лучше меня к старшему по званию". - " Это он приказ и отдал, а сам сейчас на учениях"...
Молча выругавшись, я решил, что нелегально переходить границу уже не впервой и поехал прочь.

Дорога. За поворотом поворот. Где же эти пограничники? И почему это пугало на горке шевелится?
Ага, за горкой шлагбаум и парнишка с автоматом. На горке еще один, в плащ-палатке.
"...На велосипеде?!.. Ну ты даешь! Откуда?.. Без разрешения?.. В Нальчике выдают. Комендант? Не пустит, он у нас... строгий".

Строгий комендант спал и, как все подобные коменданты, не собирался вставать и идти разговаривать с каким-то раздолбаем, припершимся в такую дыру. Но мне повезло, в последние дни отпуска вернулся на службу капитан - начальник заставы. Время он убивал, обкашивая склоны гор и выгуливая собак. Оставив велосипед на заставе, я бросился его искать. Перспектива ночевать всего в пяти километрах от лагеря и ждать момента, чтобы проникнуть за шлагбаум, была безрадостна. Набегавшись по горкам и обнаружив капитана, мы повели неспешную беседу о жизни в горах, о Риге, о снеге, собаках, политике, велосипедах и т.п. В финале этого разговора шлагбаум был поднят и без отметок в приходно-расходной книге погранчасти меня пропустили out.

Последние километры, как известно, самые тяжелые. 18 километров дороги после селения завалены булыжниками. Небольшими и размером с голову. Подъем около 5-15%, местами до 17%, спуски. Километра три пришлось толкать велосипед на вытянутых руках. Впереди своими пятью километрами роста упирается в небо Безенгийская стена, почерневшая от выступивших из подо льда скал. Шаг, еще шаг, сто метров можно проехать, опять пешком. Мост, ворота, уф, приехали!

Ирина Николаевна, жена начспаса, на время приютила меня в домике КСП и даже утащила из столовой ужин. Потом мы сидели, пили чай и рассказывали истории. Одной из них была та, которую вы сейчас прочитали.
Через пару дней из Риги приехала наша альпинистская команда и, воссоединившись, мы вновь обратились к горам, передвигаясь теперь по ним ногами.

Конец августа. Морены и ледники.
Морена - это такое место, где не ты едешь на велосипеде, а он на тебе. И вверх и вниз. По ее макушке ведет тропинка, из которой, как грибы, торчат камни. Они парализуют движение велосипеда. Темп: метр едешь, два несешь. В конце концов это достает, и ты его только несешь. Мне кажется, что в таких местах можно только триалить. На леднике ситуация аналогичная. Ледник Мижирги, по которому я пытался кататься в его центральной части между мореной и ледопадами сильно изрезан. Лед открытый, скользкий. Катался недолго - свалился и ударился коленкой. На льду полно камней. Все с острыми краями, режут кожу глубоко и незаметно. Раздолбать себя и велосипед - в момент! В трещину, конечно, не свалишься - прежде чем до нее доберешься, уже успеешь десять раз серьезно упасть. Для езды интерес могут представлять ледники с фирновой поверхностью. Резина годиться только шипованная. Брунча, когда собирался на Эльбрус, себе сам делал: взял покрышки 2,10 срезал с них часть резины и на ее место вклепал сквозные титановые 17-ти миллиметровые шипы. Изнутри покрышки приклеил для надежности резину от камеры. Мне еще трудно было ездить т.к. велосипед хоть и горный, но рассчитан скорее на туризм с велосумками и рюкзаками, чем на cross-country. То есть он имеет раму 22" при моем росте в 184 и жесткую вилку. Велосипед - CANNONDALE M700 XT/LX. Очень надежная и прочная машина. Несмотря на все эти естественные препятствия, удалось накатать 6 км вместе с подъемом и спуском. Пешком я прошел, конечно, раза в три больше.

На МТВ безенгийскими тропами


До сего момента в Безенги на велосипеде никто не приезжал - передайте Гиннесу. На сайте альплагеря зазывают байкеров. Катать можно, но не просто. Туристический маршрут, который мы себе намечали - из Сванетии через ГКХ в Безенги - остался непройден. Перевал Цаннер (3995 м) я и по-прежнему считаю проходимым на велосипедах (точнее с велосипедами) и он может стать логическим завершением горного велосипедного похода 5 к.с. из Грузии в Россию. А в районе альплагеря можно запросто устроить себе крутой ледово-каменный даунхил.

Автор на леднике Безенги


Пару слов о "снаряге":
- Очень хорошо себя зарекомендовали ботинки Salomon Autentic 6. Можно и на велосипеде ездить и по горам ходить. Зимой катаюсь в них.
- Camp'овские мягкие кошки за $65. Садятся на вышеупомянутые ботинки. На ледовом склоне 45% ходится удобно. Ноги не затекают. Требуется точная регулировка по ботинку и завинчивание всех болтиков до предела.
- Спальник ALPINUS SUPER LOFT Alt holofill на -30 градусов. Весит вместе с компрессионным мешком 2500 г. Не помню, чтобы в нём мерз. Производители частенько врут, когда указывают вес снаряги. Этот спальник должен был быть на 0,5 кг легче.
- Велосумки AGU - среднего качества, текут. Лучше покупать велосумки из прорезиненной ткани, похожие на драйбэги. (Мне понравились сумки фирмы OUTDOOR, но они достаточно дороги.)
- Передний багажник - вещь необходимая. Груз равномерно распределяется по велосипеду. Центр тяжести находится там, где ему положено быть. На крутых подъемах велосипед не переворачивает на спину. Управляемость отличная. Первое время, как я приехал домой и стал ездить на "голом" велосипеде, не на шутку крутился руль - настолько, казалось, он легко поворачивается.
- Педали: обычные рамочные. Негативных ощущений не вызывали.
- Покрышки: Schwalbe 2.10. Широкие. Квадрат. Несколько сложнее заходить в поворот, но устойчивость очень высокая. Эффективно гасят вибрацию на камнях и грунте, но тяжелые, заразы. Проколов не было.
- Палатка: полутораместная немецкая, из нейлона, типа "Гробик", весит 950 г со стойками (70х210х100), высота 80. Можно спать или вдвоем, или одному со всеми вещами - и еще место останется. Один минус - при долгом дожде пропускает воду.


© 2005 S.Sh. All rights reserved. ex1999@mail.ru
Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU