БЕЗЕНГИ
Альпбаза Район События: прошлое и настоящее В стихах и прозе Фото-
конкурс
Люди и звезды Хроника происше-
ствий
Новости

Вернуться на главную страницу

СОБЫТИЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

САМОВЫПУСК

Часть I. Как Шамало залез "в бутылку"

География: Вершина Шхара Западная (5057 м) в массиве Безенгийской стены, ущелье Безенги, Центр. Кавказ. Перепад стенной части: 1600 м. Главные проблемы: выбор безопасного пути, большая крутизна, порядка 30% стенной части оценивается 6-й категорией трудности.
Предыстория: Впервые маршрут по этой стене был заявлен в 1961 г. (Б.Гаврилов). В 1967 г. команда Г.Чуновкина вышла на "бутылку", но после двух дней работы сошла из-за объективной опасности. В 1974 г. группа Ю.Саратова пыталась безуспешно пройти правый контрфорс. В 1980 г. этот путь "пробил" А. Бланковский (по центру Сев.стены, 6А к,тр). Годом позже по восточному гребню поднялачсь четвёрка Ю. Разумова (В.Алимов, А.Колчин, Б.Силин).

СЕРГЕЙ ШИБАЕВ:
"Бутылку" очень хотел пройти Миша Баньковский. Был у нас в клубе "Штурм" такой замечательный товарищ. В далёкие советские времена ходил он с альпинистами ленинградского ДСО "Труд", попал в сборную общества и ещё в 80-х не дотянул до норматива мастера спорта 0,5 балла, что ли. Это всё равно, что в марафоне пару секунд проиграть на финише. Потом, в начале 90-х он подзавязал и в горы вернулся в 97-м. И очень захотел эту "бутылку" откупорить. Заявил её в Чемпионате 98-го, но на тренировочное восхождение они с Лешей Дудкиным пошли "по Разумову" и слетели с верхнего ледового яруса...
После сезона возвращались мы домой, и кто-то сказал: "Пойдём на следующий год. Не сдаваться ж...". Планировали многие, а с вещами собрался Валера Шамало, мс, Роберт Крымский, кмс, Сергей Казанцев, кмс, и Александр Черников, I р-д. Все были схожены, притёрты друг к другу; только Саня в этой компании был новым человеком.
Когда планировали это дело в клубе, было много разговоров. Валера довольно жёсткий план предложил. С утра первого дня, по приезду, аклиматизационное восхождение на пик Архимед (4100 м), на следующий день - 4-6 часовой переход на хижину "Джанги-кош" (3200 м). Днём позже: заброска на Главную Шхару (5068 м) по 5А, спуск в лагерь, отдых, выход на "бутылку". По прохождению стены - либо спуск по 5А, либо - травес Безенгийской стены.
Группа с планом была согласна. Но тренера клуба выражали сомнения - и в исполении графика, и в его жесткой необходимости вообще. Тем не менее, именно так маршрут был заявлен в Чемпионат России, и 11 июля вместе со сбором клуба группа выехала в Безенги...

ВАЛЕРИЙ ШАМАЛО:
После Безенгов я планировал ехать в Азию. И мы договорились с напарником встречаться 31-го. Почему не 32-го?.. Ну, вот такой план был, хотелось всё успеть, а в Безенги именно со сбором поехать.
В лагерь приехали поздно, часам к двум ночи разместились, улеглись. А в 5 мы уже на гору вышли. Я Зину Ленивкову (начальник сборов "Штурма" - С.Ш.) попросил, чтоб спасслужбу о нас проинформировали. На "Архимеде" был занят только маршрут 2Б. Мы по "тройке" наверх и вечером в лагерь. Пришли и - спать. А утром мне "пистон" в КСП вставляют. Я, конечно, извиняюсь, мол, поздно было и т.д. В принципе, уладили. Говорю: "Вот, собираемся на подход, на "Джанги-кош" и по "крабу" на Шхару. Что нужно конкретно сделать? В "Книжку альпиниста" записи не нужны, наши цели - заброска и акклиматизация". Колчин, Сан Саныч (мы с ним в КСП беседовали) говорит: "Раз печати вам не нужны, идите куда хотите. Я в журнал только запишу, когда вы и куда. На Шхару никто не идёт. Рацию - хотите берите, хотите нет". "Ну, - я говорю, - не будем заморачиваться с писаниной этой...".
Через день вышли на гребень Шхары. Жара страшная. Казанцев говорит: "Что-то я не разошёлся, вас задерживаю. Пилите без меня". И где-то в середине гребня - огромное поле, он там и расположился на каремате. Потом Роберт подустал. Мы ему палаточку поставили и с Саней заброску на вершину вдвоём занесли. Спустились, всё нормально...
Приходим в лагерь, на нас начинают "наезжать" - почему не оформили маршрутный лист, не взяли рацию? Вся история повторяется. "Как же - говорю, - я же спрашивал, что от меня вам нужно? Никаких зачётов не просил...". Ругались-ругались. Говорят: "Не делайте так больше". "Не будем... Но мы, вот, на "бутылку" идем"Е Оформили маршрутный, выдали рацию, позывной зарегистрировали.
И тут же в группе проблемы. Казанцев говорит: "Я что-то подустал". Парень он сильно здоровый, а тут что-то не пошло. Мы с ним в 95-м познакомились; он тогда впервые в горы приехал. Все что-то занемогли, и мы на Чимтаргу вдвоем полезли. Серёга на подходе к вершине говорит: "Может мне потоптать?". "Ничего себе - думаю, - новичок". И вот - первый раз у него в горах не пошло. Тут как раз автобус из лагеря уходил. Он собрался быстро и уехал.
Черников сказап, что в тройке не пойдёт - мол, в тройке он считает неправильным ходить. Мол, вы схожены с Робертом, вы и идите. Ну, с Саней действительно мы не сошлись, разногласия по взглядам на жизнь в горах наметились... Жалко только, все ледовое барахло в группе было у него, и когда мы разошлись, он нам только фифы оставил. Весь наш арсенал - айсбайль и молоток ледовый ВЦСПС... Конечно, в городе я думал о том, что могут возникнуть всякие проблемы. Но я же сначала даже не мог никого найти, кто бы согласился идти на стену.
Пугала ли меня потенциальная опасность маршрута? Ну, тут тактика, выбор нитки подъёма...
Вообщем, такая сложилась ситуация: группа с ЦСовским снаряжением, в двойке, на "Бутылку". Вдвоём конечно тяжелее, но и плюсы есть: ночевку легче найти. А что касается темпа, по мне, что вдвоём, что вчетвером - одинаково, я даже план не стал менять. Только ясно было, что последующий траверс отменяется.
Всё я взвесил и опять в КСП. Там опять Колчин. Я переписываю маршрутный лист на двоих, фиксирую у него и ухожу собираться. Уже рацию в рюкзак запихал. Тут прибегает Колчин: "...Вот, ребятки, пришёл Саратов, посмотрел на это дело, говорит, так идти нельзя - в двойке и вообще. Сказал, аннулировать маршрутный лист и рацию забрать" - "А что же делать, Сан Саныч?" - "Ну, делайте, что хотите, но лагерь вас поддерживать не будет"....
Они, видно, думали, что мы откажемся - без рации, без выпуска, без поддержки. Я говорю: "Всё равно пойдём. Погода хорошая, мы акклиматизировались, формально - что от нас положено - я сделал. Вот вам рация, а я и самовыпуск оформлю".
И мы ушли.

Массив Шхары. Маршрут Шамало, левый профиль. Фото А.Госса


Часть II . Как Шамало залез на "Бутылку"

На хижине "Джанги" мы долго наблюдали маршрут. Ситуация, приведшая к тому, что вместо четырех человек на стену выходило двое, была даже в чем-то плюсовой: легче давались места под ночевки. В реальности оказалось, что иногда и двоим места не было.
В нижней части определили безопасную линию подъёма. По этой линии и пошли с утра 21-го. Но начался сильный снегопад, и сутки мы отсиживались в 500 метрах от стены.

Из описания: скальный бастион "Бутылка" покрыт натёчным льдом. Имеет крутизну ок. 70 градусов. Наиболее логичен и безопасен проход в средней или левой части бастиона. Справа на бутылку обрушиваются лавины из огромного кулуара-"сборника", расположенного выше. Бастион пресекается снежными полками, идущими влево-вверх, которыми удобно пользоваться на подъеме. Полки выводят на левый кант, где можно найти место для сидячей ночевки. При подъеме опасно падение камней и льда; в ясную погоду со стены идут потоки воды. 22-го вышли на маршрут. В нижней части бастиона пошла лавина, но зацепила облаком, самым краешком. Шли буераками, прятались от того, что могло сверху присыпать. В первый день летели оттаявшие сосульки. Накануне шёл дождь, льда понарастало, а когда мы пошли - сосульки начали оттаивать на солнышке.

Из описания: верхняя часть "Бутылки" - наиболее простая и безопасная часть маршрута. По её прохождению сложно найти место для ночёвки. Начинаются рыхлые разваливающиеся скалы. Проблемы с организацией страховки.

Выше бастиона крутизна уменьшилась до 45 градусов, но места были очень фиговые - невозможно организовать страховку. На скалах - слой снега. Слой не настолько толст, чтобы воткнуть ледоруб. Но до скалы надо рыть и рыть. Сгребаешь слой снега, под ним - рыхлая скала. Трещины залиты льдом. Кое-как вкручиваешь "бур" наполовину и пошёл.
Веревках в трех от ледового пояса засели на третью ночевку - на скальном гребешке, рядом с ледовым жёлобом. Она была получше, чем вторая - висеть не надо было, но сидячая - на уровне первой.

Из описания: после небольшого скального бастиона (ок. 50 м) маршрут выводит на покрытые снегом "бараньи лбы". Этот участок располагается в нижней части кулуара-сборника и является одним из самых опасных. При ненадёжной страховке и постоянной угрозе схода лавин прямо на группу надо пройти ок. 100 м. Здесь желательно использовать фирновые ледобуры. Участок проходить рано утром, предельно быстро.

В шесть утра, 24-го, прошли эти три веревки. Затратили 2 часа. Справа по кулуару, шли лавины.

Из описания: ледово-снежный карниз высотой ок. 100 м наиболее логично проходить прямо вверх, т.к. обходы опасны: из-за постоянных ледовых обвалов скалы зализаны и покрыты натёчным льдом, а идти неск. часов по лавиноопасным кулуарам - неоправданный риск. В верхней части этого участка лёд - желтого оттенка - становится мягким и рыхлым. Последние 20-30 м превращается в фирн. Страховку - с учётом крутизны стены - организовать крайне трудно.

Утром, 25-го, подошли под ледовый пояс. Там нависает - того и гляди, рухнет. Поискали. Прошли веревку вертикального льда и ушли по полке вправо. Это было уже часа в два дня. Вправо ушли потому, что над нами был такой 100-градусный фирн, метров 40. А как его идти? Если бы были какие-то снежные "якоря"... В принципе, можно идти с "фифой" и молотком, но страховку можно сделать только на ледорубе. Мы ушли правее. Там так же круто, но лететь уже метров 20 всего. Пошли еще дальше по полке. Полка идет, потом - раз! - провал, и эта стена уходит отвесно вниз из-под ног. Потом опять полка.
Значит, у нас были две фифы, айсбайль, "ЦСовский" молоток и ледоруб. Были фирновые "буры", но их там можно было руками вынуть.
Там я понял, что произошло в прошлом году, когда Баньковский и Дудкин сорвались, выйдя на верх третьего ледового пояса на маршруте Разумова. Там ведь всё то же самое, та же структура. Только на ледорубе и можно было удержаться. А они страховались на обыкновенных "бурах". И если первый сорвался, шансов у них не было...
Подошел я к этому провалу, вырыл яму размером с рюкзак, туда забил молотком ледоруб. Айсбаль взял с собой на верхнюю станцию. Стена нависает надо мной. А там где-то полочка.
Я метров десять приспустился вниз и потом вправо-вверх прошел метров пять - по нависанию, на соплях. Потом со страху "бур" фирновый закрутил. Потом - небольшой траверс и по отвесу еще метра четыре наверх. Там уже пошел снежный склон - градусов 40. Под снегом - тот же рыхлый жёлтый лед. Хотелось закрутить ледобур, но было ясно, что его рукой можно будет вырвать. Я забил в снег айсбайль.
Дальше было проще. Второй пояс ледовых карнизов обошли слева. Через крутой невысокий бергшрунд - после ночёвки - перебрались на снежный склон и по нему на гребень.
27-го, к 12 часам вышли на вершину. Оттуда потопали вниз, по 5А, через "краб"

Валерий Шамало (справа) и Роберт Крымский - после восхождения. Фото А.Торубарина


Из паспорта восхождения:
Профиль маршрута Вершина: Шхара Гл. 5068 м.,
по Сев. стене Зап. гребня (по "бутылке")
Перепад высот - 1500 м.
Из них: стена - 1450 м.
Протяжённость маршрута - 3880 м.
Забито крючьев:
скальных - 49/2,
закладок - 57/3,
ледобуров - 98/4.
Ходовых часов команды: 63 (5,5 суток)
Выход на маршрут: 22.07.99
Выход на вершину: 27.07.99
Руководитель: Шамало В.П., мс.,
участник: Крымский Р.Ш., кмс.


© 2005 S.Sh. All rights reserved. ex1999@mail.ru
Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU