БЕЗЕНГИ
Альпбаза Район События: прошлое и настоящее В стихах и прозе Фото-
конкурс
Люди и звезды Хроника происше-
ствий
Новости

Вернуться на главную страницу

СОБЫТИЯ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ

Виктор Руденко
Фото Вадима Алферова

ПО ЛЕЗВИЮ БЕЗЕНГИЙСКОЙ СТЕНЫ

Минувшим летом группа воронежских альпинистов во главе с кандидатом в мастера спорта Вадимом Алферовым совершила прохождение одного из труднейших и наиболее известных маршрутов Кавказа, пролегающих по легендарной Безенгийской стене, разделяющей не только Кабардино-Балкарию и Грузию, но и небо - надвое.

Для альпиниста Безенги все равно, что Мекка для мусульман. Безенгийская стена - один из самых высоких участков Главного Кавказского хребта. Здесь находятся шесть из восьми кавказских «пятитысячников», кроме Эльбруса и Казбека. Стена тянется практически без понижений с востока на запад более чем на тринадцать километров. В ее основании наиболее протяженный на Кавказе ледник. Из-за разнообразия маршрутов этот район во все времена был притягательным для российских и иностранных альпинистов, горных туристов. Тем более, что Кабардино-Балкарию не коснулась длящаяся с десяток лет война на Кавказе. Люди здесь доброжелательны, а обстановка - располагающая к думам о вечном и прекрасном.
Вадим АлферовПочти три десятка лет назад именно в Безенги Вадим Алферов получил «путевку в горы». И его возвращение сюда спустя годы вовсе не случайно. Ни для кого не секрет, что альпинизм сейчас далеко не самый бурно развивающийся вид спорта как в Воронеже, так и в России. Алферов предложил проект, цель которого подхлестнуть интерес воронежских альпинистов к спортивным восхождениям. У него символическое название «Звезды Безенги». Причем покорившие «пятитысячники» награждаются престижным для горовосходителей номерным серебряным знаком «Звезды Безенги». Первым этапом предполагается в течение двух сезонов совершить восхождения на все шесть высочайших вершин Кавказа. Затем, в ходе второго этапа, продолжить участие в штурме высочайших вершин всех континентов.
- Раньше, - рассказывает Алферов, - существовали альпинистские секции при вузах, предприятиях и спортивных обществах. Проводились тренеровки, организовывались совместные выезды и масса соревнований. Сейчас, к сожалению, стройной системы подготовки нет, а ведь альпинизм, по своей сути, призван продлить спортивную карьеру тем же скалолазам, благо, у нас в Воронеже под руководством Владимира Маламида существует сильная юношеская школа.

В общем, ветераны (хотя как не вяжется это слово к Алферову!) обеспокоены тем, чтобы подготовить себе достойную смену, дабы не прерывалась связь поколений. Ведь воронежская школа альпинизма считалась одной из сильных. Люди постарше, наверное, помнят имена Эдуарда и Галину Заевых, Николая Шаломко, Ростислава Коровникова, Сергея Перелыгина... Кстати, и сам Алферов, кандидат социологических наук, менеджер одного из воронежских банков - одна из легенд воронежского альпинизма. Он - инструктор, профессиональный горный спасатель. На его счету восхождения на «семитысячники» бывшего Союза, участие (вместе с Игорем Коренюгиным) в уникальной программе международных экспедиций «Семь вершин». Наш земляк побывал помимо Эльбруса, на вершине Мак-Кинли на Аляске (кстати, за это получил от В.М. Пескова авторскую книгу об Аляске с дарственной надписью), на Аконкагуа в Южной Америке, на Килиманджаро в Африке. А это высоты от 5642 до 6960 метров. Ждут своего часа Эверест в Гималаях, Карстенс в Океании и Винстон в Антарктиде.
...Алферов называет вершины, страны, континенты - без всякого пафоса и самолюбования, и понимаешь: горы - его болезнь, ностальгия, от которых невозможно излечиться. Лучше держаться от них подальше, если же хоть раз рискнул, то они будут приходить во сне, звать снова и снова. А значит будут рождаться и новые проекты.
В Безенги Алферов приехал с двумя земляками - Василием Новиковым и Александром Ефремовым. Все - опытные альпинисты. Кстати, Новиков в прошлом году руководил походом высшей категории сложности по Приполярному Уралу, за который туристы были удостоены золотых медалей чемпионата России. Александр - спасатель нашей региональной службы МЧС.

Из альплагеря «Безенги» воронежцы поднялись 9 августа на высокогорную хижину «Джанги-кош», на так называемые «Австрийские ночевки». Позже совершили тренеровочное восхождение, чтобы получить хоть какую-либо акклиматизацию. Организм человека, как и любой механизм, должен быть настроен и работать четко. Акклиматизация - это и есть своеобразная физиологическая, и что не менее важно - психологическая настройка. А этого им не хватало. И все же, 13-го вышли на основной маршрут: траверс вершин Джанги-тау и Шхары.
- У нас даже разгорелся спор, - вспоминает Алферов, - выходить в «чертово число» или перенести на один день позже. Но я долгое время играл в хоккей под тринадцатым номером. Опять-таки дата рождения кратна тринадцати. Поэтому и не верю я в магическую силу этого числа. В общем, настоял на своем...
Что испытали альпинисты, поднимаясь на одну за другой вершины - Джанги-тау, пик Шота Руставели, вершины Шхары?
- Безенгийская стена встретила нас неласково. По традиционному началу маршрута шли камни. Поэтому мы нашли иной, хотя и более трудный путь- справа по скальному контрфорсу. Мы здорово промахнулись с погодой, - рассказывает Алферов. - Самое «ходячее» время прошло. До выхода держалась необычно хорошая погода, а потом нам пришлось вкусить все прелести непогоды. Внизу - дождь. Выше - снежная крупа и ветер, туман такой, что в десяти метрах видишь лишь размытое пятно своего партнёра... И еще - грозы.

Мой собеседник рассказывает, а я пытаюсь представить себе грозу на высоте пять тысяч метров, когда начинают «потрескивать» синтетика, «петь» ледоруб и шевелиться на голове волосы. Нет - нет, да мелькнет на острие ледоруба синенький огонек - признак скопившегося заряда.
- Ощущение, скажу я вам, сильное, - улыбается альпинист, - словно ты находишься внутри адского котла. Понимаешь, что палатка - укрытие лишь символическое. Молнии внизу бьют одна за другой в грузинскую землю. Здорово, потому что вдалеке и внизу. Ну, а гром - вот что, пожалуй, самое эффектное. Аж мурашки по спине бегают. Кажется, что удар нацелен именно на тебя. Поневоле задумываешься о бытье человеческом: что ты представляешь для природной стихии? Мотылек не более, которого ветром и волею судьбы занесло на эти высоты.
Но самое серьезное - это, конечно, испытание рельефом. На разных участках он отличался своеобразием. На Джанги-тау - сначала скальный, затем ледовый гребень. В один из вечеров пришло время устанавливать палатку на ночлег. А места нет. Пришлось часа два буквально вгрызаться в лед. Далее -«пила» Шхары - это серия лезвиеобразных запорошенных снегом скальных жандармов, «крылья» которых в несколько сот метров заканчиваются висячими ледопадами.

Каждый взлет по такому гребню давался с трудом. Хотя и спуски не проще. Не только технически и физически был труден маршрут. Здесь также включаются иные, пожалуй, более сильные факторы - психологические. Как организовать страховку? Во что закрутить или забить крюк? Куда поставить ногу, если неосторожный шаг влево, шаг вправо ведут к скоростному спуску по километровой «бобслейной трассе». Все время находишься в состоянии жесткого психологического прессинга. К тому же надо быть готовым к возможному срыву партнера по связке и решиться на прыжок на противоположную сторону гребня. Настрой - очень важен. Все другие чувства и ощущения отступают на второй план. Даже чувство голода погасилось (а на последние три дня остался один-единственный кубик «Галины Бланки» - продовольствия брали на шесть дней, а из-за непогоды переход занял не шесть, а все десять дней).

Понять, насколько опасен маршрут, поможет и такой факт. На «Австрийских ночевках» из трех плит погибшим - две жертвам Шхары. Статистика за 40 лет свидетельствует, что в Безенгийском районе Шхара - самый опасный массив. Из 90 горовосходителей, погибших на заоблачных маршрутах, 21 человек приходится на Шхару. Ненамного отстает от нее и Джанги-тау. Ночью в хижину вернулась группа с Джанги. И здесь не обошлось без травм. «Я не стал будить ребят. Ни к чему отрицательные эмоции перед выходом», - говорит Вадим Алферов.
- Даже ощущение красоты на время отступает куда-то далеко внутрь, - делится он, - перед спуском сделали «дневку». Оглянулись на пройденную часть маршрута - впечатляет! Но обратно уже не хочется. Вниз и только вниз. К теплу. К людям. Со Шхары «дюльферяли десять верёвок» (спуск по верёвке почти на четыреста метров вниз) по краю ледово-снежного склона и скал, напоминающих клешню краба, добрались до «снежно-ледовой подушки». Затем через трещины ледника - до «Австрийских ночевок». Это было уже 23 августа. В хижине «Джанги-кош» заканчивался наш маршрут. Тут поджидали нас только спасатели. И больше в горах - никого. Даже туры, горные козлы, постоянно вившиеся вокруг лагеря, покинули эти места. Это верный признак приближающейся зимы. Сезон закончился.
Природа сильно спутала карты воронежцам, но с другими она обошлась еще жестче. Днями раньше в ходе чемпионата России по ледолазанию на одном из считавшихся безопасным маршрутом на вершину Мижирги попала под ледовый обвал группа спортсменов из Красноярска. Двое погибли. Группу из Самары при прохождении маршрута 6-й категории сложности на северной стене пика Коштан-тау накрыл камнепад. Результат - еще три жертвы. И лишь одного травмированного спортсмена удалось снять со стены.

Во всем винят погодные катаклизмы и, прежде всего, глобальное потепление, из-за которого граница льдов из года в год поднимается все выше, исчезают старые ледниковые маршруты, которые сковывали скальные породы. «Спустя два десятка лет, - говорит Вадим Алферов, - это особенно видно. Один из моих первых ледовых маршрутов - на вершину Архимед по «арбузу» - крутому ледовому склону - вообще закрыт. Лед отступил». К тому же этот год особый. Многие стенные маршруты простреливались камнями. Поэтому мы и выбрали гребневой маршрут. Тут хоть небо над головой, а не какая - нибудь сосулька.
- Мы спускались в альплагерь по годами нахоженной тропе. На тропе ностальгия особенно ощутима. На повороте морены, по традиции и на прощание мы окинули взглядом Безенгийскую стену - за ночь она стала еще белее, зябко даже от одного вида! Опять мурашки по спине, но привлекательна стерва. Тем и хороша.
Поскорее вниз, в тепло уходящего лета!
Прощайте, горы! До следующего сезона.

ПОСЛЕСЛОВИЕ
Спонсировал поездку альпинистов в Безенги пивзавод «Воронежский».
Напомним о таком интересном факте из истории. Первый и единственный раз - в 1931 году, в Берлине - золотые олимпийские медали были вручены представителям неолимпийского вида спорта. Альпинистам, братьям Францу и Тони Шмид - за покорение горной альпийской вершины Маттерхорн.
Многие вершины в Безенги носят нерусские названия. Это связано с тем, что их первопроходцами в прошлом веке были альпинисты из Европы.

Альплагерь "Безенги"



© 2005 S.Sh. All rights reserved. ex1999@mail.ru
Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU