В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости NB! БЕЗЕНГИ
Лента новостей Статьи Книги Информация ФАСЛ СПб


... Статьи, публицистика ...

 


 

НАТАША, ОЧАРОВАННАЯ РОССИЕЙ
ПОСЛЕСЛОВИЕ К...
РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЗИМЕ
ЧТО Я ВЫКРОИЛ ИЗ РОСТОВА
АНГЕЛЬСКАЯ СТАЛЬ - 2011
ЯСТРЕБИНОЕ: ОНИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ - ДОСТАВАЙТЕ ЯТАГАНЫ ИЗ НОЖЕН
ТОРЖЕСТВО НАУКИ В АЛЬПИНИЗМЕ НА ДОНСКОЙ ЗЕМЛЕ
"ТОГДА НАС ОЧЕНЬ УДИВИЛО..."
"ХЛОПНУЛО НА ПЕРВОЙ ЖЕ ВЕРЕВКЕ..."
Интервью о событиях под Гидан-тау с А. Ахкубековым
НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЙ ТРЕНД 2009-го.
ЕВГЕНИЙ БЕЛЕЦКИЙ - РАБОЧИЙ, ВОИН, АЛЬПИНИСТ.
ВОПРОСЫ СЕБЕ И ЛЮДЯМ.
"Былое и думы" перед отчетно-выборной конференцией ФАСЛ СПб
Сергей Шибаев.
"УЗУНКОЛ-2008": ФЕСТИВАЛЬНАЯ ХРОНИКА.
Записки наблюдателя.
Сергей Шибаев.
ИСТОРИЯ АЛЬПИНИСТСКОГО КЛУБА "ШТУРМ".
(продолжение, часть 3)
Сергей Шибаев.
ИСТОРИЯ АЛЬПИНИСТСКОГО КЛУБА "ШТУРМ".
(продолжение, часть 2)
Сергей Шибаев.
ИСТОРИЯ АЛЬПИНИСТСКОГО КЛУБА "ШТУРМ".
ОБ ИНФОРМАЦИИ, КОТОРУЮ ИМЕЕМ МЫ и ОБ ИНФОРМАЦИИ, КОТОРАЯ ИМЕЕТ НАС.
СОБРАНИЕ В ТИУРУЛЕ ВЫСТУПИЛО ПРОТИВ ЭКОПРОМТЕРРОРА.
ОБРАЩЕНИЕ к Президенту Российской Федерации В.В.Путину
КОММЕНТАРИЙ К КОММЕНТАРИЯМ: ПРОДОЛЖЕНИЕ ДИСКУССИИ О СИТУАЦИИ В СКАЛЬНОМ СООБЩЕСТВЕ.
"НЕВСКИЕ ВЕРТИКАЛИ": блиц-интервью.
Комментарии журнала «ЭКС» к статьям Александра Нагорова.
Александр Нагоров, Москва.
Москва и регионы. Различие и единство.
Александр Нагоров, Москва.
Полеты с Земли на Луну и обратно.
Ответ на интервью В.О. Каурова
К вопросу о результатах молодежной сборной команды России по скалолазанию за 2003-2004 г.г. (ст. тренер В.О. Кауров).
ВЗГЛЯД С ДРУГОЙ СТОРОНЫ ЛУНЫ. Интервью с Владимиром Кауровым, главным тренером сборной С-Петербурга по скалолазанию.
ВЗГЛЯД С ДРУГОЙ СТОРОНЫ ЛУНЫ. ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ с Владимиром Кауровым, главным тренером сборной С-Петербурга по скалолазанию.
Ответ читателю: статьи с полезной информацией для представителей разных аутдоор-направлений.
МЧС обнародовала свою статистику по погибшим в горах.
ФЕВРАЛЬ 1959 ГОДА, ДЯТЛОВЦЫ. Часть 3, заключительная.
ФЕВРАЛЬ 1959 ГОДА. ДЯТЛОВЦЫ. Часть 2.
X-Files Горы мертвецов: поиск продолжается
ПЕТЕРБУРГ, "ДИВО ОСТРОВ", ЗОНА ЭКСТРИМА.
Иван Помидоров
ВАЛЕРИЙ КУЗИН: на льду Москвы, Гималаев и Турина.
Впервые Ладога пересечена под кайтом. 100 км за 8 часов.
Сергей Шибаев:
ИСТОРИЯ ПРО ГРЁБАНЫЙ ГРЕБ
Алексей Романенков, Москва
Экспедиция: по-крупному и с удовольствием
Ю.Е.Яровой
Высшей категории трудности. Повесть.
Краткое содержание (переложение и комментарии Е.В.Буянова)
Е.В.Буянов, В.А.Некрасов
Критика версий аварии группы Дятлова, изложенных в книге А.Матвеевой «Перевал Дятлова» и особенности действия властей после аварии
Е. Буянов
Некоторые рекомендации по методике расследования сложных аварий в туристских походах
Е. Буянов, В. Некрасов
Тайна гибели группы Дятлова.
Длинная версия из Петербурга
Сергей Шибаев
ДИВЕРСАНТЫ, ГОРЫ, УГОЛОВНИКИ... КОРОЧЕ, «СВОЛОЧИ»
Алла Тузова, «Снежный барс»
Путешествие в Непал
Памяти Хайнриха Харрера.
Жизнь ва-банк... (Часть 2)
Памяти Хайнриха Харрера.
Жизнь ва-банк... (Часть 1)
Евгений Буянов, С-Пб.
Излишний вес
Глеб Соколов - по версии журнала ЭКС - автор самого выдающегося события 2005 года в сфере экстремальных путешествий и приключений. Соло-траверса пика Победы...
Рейтинг журнала «ЭКС» ЗеМОНСТР 2005
Федерация Альпинизма России более не является членом UIAA
Конкурс Необычных ИСТОРИЙ о вещах.
ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА В КАРЕЛИЮ.
Ваалам... Сколько уж о нем писано, да рассказано...
Знакомьтесь - Николай Сергеев, живет в г. Ангарске...
Третий Red Fox Adventure Race.
ЭКС'тремальный Ганал
СОВЕТЫ НАЧИНАЮЩИМ. Что взять с собою в горы.
Patagonia Expedition Race 2005: думать не надо - надо ломать и ломить: ЧАСТЬ 2.
Памяти Александра Колчина - из архивов ЭКСа:
МАСТЕР. К 70-летнему юбилею Александра Александровича Колчина
Patagonia Expedition Race 2005: думать не надо - надо ломать и ломить.
СКАЛОЛАЗАНИЕ ПО МРАМОРНЫМ ОТВЕСАМ РУСКЕАЛЫ, КАРЕЛИЯ.
Не пробовали заниматься climbing в музее - в Эрмитаже или по Исаакиевсому собору? Есть шанс...
Открытие Балхаша. Кайттуризм.
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ВОЙНЫ-2
В субботу в Петербурге прошел второй фестиваль туристских фильмов «100 дорог».
Карелия - волшебный край...
В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛА "ЭКС" ...
МУЛЬТИСПОРТСМЕНЫ и НОВЫЙ ГОД.
"Письма о главном"...
Экспедиция трофи
Валерий Бабанов: "Сдам все шифры и явки". Блиц-интервью с легендой отечественного альпинизма.
Итак, совсем скоро по телевизору покажут "С легким паром", зазвенят фужеры за праздничным столом и пока бьют куранты, каждый на несколько секунд вспомнит события уходящего года, подводя итоги минувших 365 дней. Журнал "ЭКС" решил подвести свои итоги и выстроить свой рейтинг...

Памяти Александра Колчина
Честно - о времени и о себе

МАСТЕР
К 70-летнему юбилею Александра Александровича Колчина


Текст: Сергей Шибаев


В советских учебных альпинистских лагерях была хорошая романтическая традиция - пришедших с восхождения встречали все, кто был в лагере; выстраивались на линейке и после рапорта руководителя группы дежурному инструктору приветствовали покорителей дружным «Ура!».

Только в одном альпилагере такое не практиковалось - в альплагере «Безенги», имевшем статус спортивного. Приезжавшие туда мастера были лишены патетики, а ходили там много - группе, возвратившейся после недельного хождения, надо было кричать «ура» не один раз.

Лишь однажды я видел исключение из этого порядка. Летом 1981-го радист пригласил обитателей «Безенги» на линейку. Это было необычно - высыпали все во главе с начальством - Кудиновым, Саратовым. Обычным путем, по трапу через заборчик, на площадку перевалила четверка сгоревших на солнце, уставших, но очень довольных людей. Старший доложил: «Группа ленинградского «Спартака» под руководством Юрия Разумова в рамках чемпионата СССР совершила первопрохождение по маршруту шестой категории сложности по Северной стене вершины Шхара Западная. Все в порядке, происшествий нет». «Победителям вершины, - ответил дежурный инструктор, - физкульт-...»... «Ура-а!!!» - грянули кругом.

«Это колчинские - объяснили мне старшие товарищи, - Вон он, вторым стоит».

Была гордость - за наших, ленинградцев, за то, что сделали такой маршрут, на, как сейчас говорят, культовую вершину.

И никак невозможно было поверить, что «второму» - моложавому сухопарому мужчине, говорящему с легкой картавинкой, - в том сезоне было без году пятьдесят...


Александр Александрович Колчин родился 6 сентября 1932 г. в Ленинграде. Детство прошло на Петроградской стороне. Там он прожил и всю блокаду. Ему здорово повезло. Родные оберегали мальчишку, как могли, и тяжести тех страшных 900 дней как-то не отложились в детской памяти. Самым ярким впечатлением того времени стал пожар аттракциона «Американские горки» - большого деревянного сооружения возле зоопарка. Огненный факел бил на десятки метров вверх...

Мать воспитывала сына одна и оказала большое влияние на становление личности Сан Саныча, за что он ей безмерно благодарен. Еще Колчин тепло вспоминает деда, умершего в блокаду.

После школы Саша поступил в Политехнический институт. Стать физиком в те годы было круче, чем сейчас - топ-менеджером. На третьем курсе друзья сагитировали Колчина в альпсекцию, где сами занимались с первого курса. В Политехе середины 50-х была очень сильная секция альпинизма.


«Это я сейчас только оценил, - вспоминает Сан Саныч, - какой у нас был сильный коллектив. Тогда воспринималось всё обыкновенно; казалось, что так и должно быть. Но из трех десятков человек, занимающихся под руководством Старицкого, восемнадцать стали мастерами спорта. Сейчас такой результат невозможно даже представить. Старицкий не был тренером в классическом понимании. Он просто руководил тренировками, проводил теоретические занятия. Скалолазание отрабатывали на шведской стенке подводящими упражнениями. Много бегали. Я в то время серьезно занимался самбо, к альпинистам пришел уже чемпионом Ленинграда и на их тренировки ходил только по воскресеньям. На Скалы мы ездили редко, когда было 3-4 выходных, как на первое мая или ноябрьские. (Суббота до 1963 г. была рабочим днем- С.Ш.). Поезда ходили не три часа, как сейчас, а шесть. Билет был и по тем временам дорогой. Ну, понятно, когда вагон набит одними альпинистами, много штрафа с нас не возьмешь. Сначала ездили на озеро Ястребиное. Народу тогда ездило очень много, удобные места для ночевок на Ястребином были переполнены. И когда наших на скалы поехало человек тридцать (это уж весна 61-го года), мы расположились на озере Светлом. Расчистили там ото мха несколько скальных массивов. Так те скалы и зовут - «Спартаковскими».


Летом 1953-го Колчин впервые поехал в горы - в «Алибек». После смены перебрался в «Накру»; там закрыл III разряд и сходил первую «тройку». В следующем году прошел первые «четверки» в Гвандре и стал инструктором - попал в состав первого Ленинградского метод-сбора инструкторов. Туда брали со II разрядом, еще с зимы занимались в городе. Колчина взяли условно - надо было закрыть разряд до начала работы метод-сбора в Узунколе.

«Сейчас говорят, что, мол были военизированные альплагеря. Ничего подобного. Был жесткий распорядок дня. А как иначе? В любом спортлагере - борцов ли, легкоатлетов - это норма. Так мы это и воспринимали. Жили весело, много хохмили, разыгрывали друг друга.

Когда после Гвандры пришло время уезжать на инструкторскую учёбу, руководство сказало: «Оставайся на вторую смену и ходи, как руководитель групп, а мы тебе напишем ходатайство, чтоб это зачлось вместо метод-сбора. Так и вышло. Позже уехал в Алибек, где и прошел стажировку».


По окончанию Политеха Колчин стал работать в Физико-Техническом Институте. Получилось, что вместе с ним в течение двух лет в Физтех пришли перворазрядники Коноплев, Евдокимов, Овсянников, Устинов. Ситуация в физтеховской секции альпинизма, состоящей из новичков, значков и двух инструкторов альпинизма, качественно изменилась. Тогда были модны реорганизации спортобществ. Сначала секция числилась в «Науке», потом в «Труде», потом, в 1960 г. всю Академию наук перевели в «Спартак». И с того же года секция превратилась в секцию Отраслевого Совета работников просвещения. Ее тренером стал Виктор Егоров.


«Егоров переехал из Алма-Аты в Ленинград в конце 59-го. Овсянников, который знал его по Безенги, быстро привлек Виктора к тренировкам альпсекции «Просвещение». Егоров вступил в «Спартак» и стал нашим тренером и идеологом. Именно с ним я связываю свое становление как спортсмена. Даже не со Старицким, создавшим лучшую альпсекцию всех времен и народов, а именно с Егоровым, который много думал в альпинизме, подвергал сомнению шаблоны, изобретал, отсеивал«.

Тренером Виктор Павлович был от Бога и спортсменом незаурядным. О его физподготовке ходили легенды, но зафиксированный факт - в 1961 г. участников сбора в Безенги взвесили вместе с рюкзаками на перевалочной базе. У Егорова при собственном весе 59 кг рюкзак весил 54. Виктор заряжал всех энергией, целенаправленностью. А поражал душевной открытостью. С другой стороны, совершенно не умел ладить с начальством и идти на компромиссы. Недолюбливали его и мастера старой школы. Как вспоминал Игорь Виноградский: «Золотые» рекордные маршруты Егоров потом проходил вдвое быстрее, чем чемпионы-первопроходцы. Заслуженные мастера, московский «Спартак» идет Дых-тау с Севера с пятью ночевками, а этот - с одной. Он вообще любил ходить в лунные ночи...».

Его работа с горными туристами, занятия и тренировки вылились в традиционные соревнования по технике горного туризма, которые после гибели Виктора до сих пор проводятся в Питере и носят его имя. А погиб Егоров в 1967 г. на пике Коммунизма: попал в лавину и хотя отделался несколькими переломами, при длительной транспортировке началось воспаление легких. Когда доставили в больницу, в Душанбе, скончался от острой сердечной недостаточности...

Егоров оказал очень большое влияние на прогрессивные процессы в ленинградском альпинизме. Благодаря усилиям Виктора, горовосхождения из хобби превратилось в спорт. Привлекали его неистощимые тренерские выдумки - на тренировки Егорова собирались до 50-60 человек.

«В «Просвещение» просилось много людей со стороны. Ходить на тренировки пускали всех, но в списочный состав включали только избранных, либо по рекомендации, либо за отличную физподготовку.

Тренировки два раза в неделю проходили на базе гребного клуба «Спартак». Для отработки элементов лазания использовали заколоченный деревянный дворец рядом с клубом и трансформаторную будку. В последующие годы пятикилометровый круг вокруг ЦПКиО стал для нас мал и мы, разрядники, стали добегать до стадиона Кирова и там тренироваться на трибунах. В очень плохую погоду, если спортзал в клубе пустовал, нас пускали и туда. По воскресениям выезжали в Кавголово для бега по пересеченной местности. С первым снегом становились на лыжи. Иногда по воскресениям устраивались пешие или лыжные походы. В последующие годы, по крайней мере, в течение 10-15 лет эта система тренировок сохранялась. Основной состав секции так привык к этим тренировкам, что не представлял себе жизни без них. Очень характерен пример: Слава Багильдинский из Пулковской обсерватории уехал больше чем на год в командировку в Чили. Вернувшись, он, никого не спрашивая, во вторник берет спортивный костюм и едет к шести часам на Каменный остров, и там действительно в это время начинается тренировка».


После окончания школы инструкторов спортивный рост альпиниста Колчина замедлился. Работа инструктора подразумевала именно работу, а не повышение спортивной квалификации. Года три Колчину удавалось максимум пройти в сезон «пятерку». Но другого выхода не было: тогда в горы каждым лето можно было уехать только по вызову из альплагеря. Существовало постановление правительства, подписанное после войны, по которому инструкторов альпинизма обязаны были отпускать с основного места работы на весь сезон для работы в горах.


«Я всегда с удовольствием работал инструктором. И вообще считаю себя в альпинизме больше тренером, чем спортсменом. Не мыслил куда-то пробиваться без своей команды, в которую должен был вкладывать свои силы. Забегая вперед, хочу сказать: в расцвете «Спартака», когда 10 лет непрерывно завоевывались медали чемпионата СССР, я четыре года с главной командой не ездил. Меня приглашали, я там был вторым-третьим номером, но я ездил год в команде, год с учениками».


В 1961-м уже от «Спартака» был заявлен первопроход в Безенги. «Старые» спартаковцы Костя Клецко, Герман Аграновский, Геннадий Ильинский, Ясень Дьяченко - слились с «новыми» - Виктором Егоров, Виктором Овсяников и Александром Колчиным. Маршрут на безымянный пик в Северном массиве по северному ребру выбирал Егоров. Ныне это путь 5 Б к.тр., а безымянная вершина тогда была названа пиком Боровикова, От тех дней осталась такая зарисовка: «27 июля. С утра издеваемся над Сашей. В пухлых, белых штангах, коричневой безрукавке поверх синего свитера с дырами добезенгийского периода; голова окутана теплыми шерстяными рейтузами (у Колчина болел зуб - С.Ш.), выглядывающими из-под красного капюшона, он напоминает фашиста при отступлении из-под Москвы. Саша долго терпит, но вдруг свирепо хватается за огромный камень. Егоров спокойно советует: «Положи на зуб»:


«В 62-м году я впервые поехал на Памир. Раз в два года Центральный Совет «Спартака» устраивал большие объединенные экспедиции, куда приглашали лучших спортсменов общества со всей страны. Таким образом, под флагом ЦС сразу выступало несколько команд в разных классах чемпионата страны. Общее руководство осуществлял Виталий Абалаков. Наша команда во главе с Будановым тогда выступала в классе траверсов. Жили и работали совместно одним базовым лагерем с англичанами».


Идея совместных экспедиций альпинистов СССР и Великобритании родилась в 1954 г., когда в Москву с рассказами о покорении Эвереста приехал руководитель той победной экспедиции сэр Джон Хант. В итоге. В 1958 г. англичане приехали на Кавказ, ходили в Адыл-су и Безенги. Два года спустя уже советские восходители посетили Англию и Шотландию. И вот в 1962 г. двенадцать британцев - лучшие восходители острова, как высотники, так и технари-скалолазы, приехали в СССР с целью совершить совместные восхождения в горах Памира. Наиболее известны были Джо Браун - один из первых покорителей Канченджанги и Музтаг-Тауэр; Робин Смит - как и Джо, входивший в элиту британских скалолазов; повидавший многие горы мира Джорж Лоу, а так же талантливый писатель, участник экспедиции на Эверест, автор позже вышедшей в СССР книги «Южное седло» Уилфрид Нойс.

Конечно, с учетом реалий того времени надо понимать, что, с одной стороны, это была встреча людей, разделенных «железным занавесом» и представлявших различные политические системы. Но, с другой стороны, их объединяли горы, которые могли перекрыть все иные различия.

Конечно, взаимное узнавание было иногда курьезным. Описывая ужин в день приезда гостей в московском ресторане «Метрополь», Евгений Гиппенрейтер замечает: «В нарушение спортивного режима наши коллеги заказывают пиво и вино. На наш вопросительный взгляд отшучиваются: это, мол, капля в море».

Вызывает удивление снаряжение гостей («надо же: есть губная помада от солнца и налобные фонарики!») и ассортимент продуктов питания, упакованных в коробках по людям и рационам. Англичане же поначалу искренне полагают, что участники советской группы не курят, не пьют и рано ложатся спать исключительно потому, чтобы «не рассердить начальника советского альпинизма Абалакова». Тяжело привыкают к хождениям без носильщиков-шерпов и явно уступают советским в физподготовке. Несмотря на такие «разногласия», следует ряд тренировочных подъемов - на пик Патриот (6350), первовосхождение на безымянную вершину «5640» в хребте Академии Наук, названную пиком Содружества, а так же на пик Гармо (6595).

Последнее восхождение завершается трагически: вечером 24 июля на спуске с вершины сорвались на снежном склоне и после длительного падения погибли Робин Смит и Уилфрид Нойс. Хант и еще три его спутника улетели в Англию, чтобы рассказать о случившемся. Остальные вместе с русскими пошли на штурм пика Коммунизма. 11 августа четверо советских и четверо британских альпинистов стояли на его вершине...


«Мы тогда много общались с англичанами, - вспоминает Колчин. - Запомнилось, как они восхищались всем, что видели в СССР. У них открылись глаза. Они называли наших альпинистов сильнейшими в мире; особенно, в части физической подготовки. Технику они оценить не могли. Стен тогда не ходили - ни мы, ни они.

Ну, и удивлялись нашим порядкам, Сравнивали города нашей Средней Азии с индийскими, пакистанскими. Поражались отсутствию нищих и голодных, радушию наших граждан, отказу от чаевых.

С точки зрения спорта это были абсолютно неподготовленные люди. В те времена спорта в западном альпинизме не было. Они ведь и сейчас не считают себя спортсменами, хотя и тренируются, и соревнуются в своих формах... Выглядели они обычными средне подготовленными людьми. В английскую команду были отобраны лучшие по тем временам альпинисты. И вот благодаря силе воли, умению сконцентрироваться на цели они и совершали неплохие по тем временам восхождения.

Абалаков среди прочих задач наметил Юго-Западную стену пика Коммунизма. Обновил полностью команду, забраковал стариков и набрал молодых - самых перспективных спартаковских мастеров и КМСов; таких, как Кавуненко, Дьяченко, Хергиани, Кахиани, Клецко. Причем, Костя у него был первым номером...

На месте они потеряли много дней. Стена же выглядела столь серьезно, что - я говорю сейчас свое мнение - Виталий Михайлыч наложил в штаны; не пошел сам и стал ставить палки в колеса молодым, рвавшимся в бой. Особенно Клецко и Хергиани били копытами. Но, может Абалаков и правильно сделал, ибо по тем временам эта стена была не под силу даже для лучших. Время таких стен пришло лет через шесть...

Впрочем, и наша, будановская команда была не готова к траверсу Москва -Коммунизм. Время таких траверсов тоже пришло тремя-четырьмя годами позже. Психология, снаряжение, подводка команды - везде были отставания. И когда Мишу Тимошина после пика Бородино ударило камнем по голове, я вызвался сопровождать его вместе с Ильинским. Команда же дошла до пика Абалакова и получила 3 место в чемпионате.

Так я через год и выступал. Пропустил траверс Энгельса-Маркса (но позже прошел его с Борисенком), пропустил стену Маашей на Алтае, пропустил пик Победы. Но прошел с командой траверс пика Ворошилова - Корженевской, серебряные медали, на Коммунизм по восточному контрфорсу, золото (маршрут с 1968 г не повторен). Лидером команды был Буданов и ходили постоянно братья Клецко, Ильинский, Аграновский, Устинов, Коноплев и я.

В начале 70-х в «Спартаке» произошло два крупных несчастья. В 1972 погибли трое моих учеников на пике Коммунизма. (Я то со своими молодыми - плюс «Горнякия» - ходил на Бодхону). А их прельстила возможность стать призерами чемпионата СССР и вместо моего сбора они уехали с Борисенком, сменившим Буданова на посту лидера команды, делать первопроход на пик Коммунизма.

На спуске, на снегу, шли одновременно связкой. Место там относительно простое - я видел годом позже, когда приезжал снимать тела. Один сорвался - дернул другого - потом по нарастающей - третьего...

Костя Клецко к этому моменту стал начальником учебной части альпбазы «Шхельда» и сформировал свою команду. В том же 72-м они прошли первопроход по стене Чатына. При спуске на Ушбинское плато сорвались и погибли Ветров и Игорь Рощин...

Команда ленинградского «Спартака» распалась, и лет восемь мы не заявлялись на Союз. Жили лагерным альпинизмом, стали ездить по коллективным путевкам. Тогда ВЦСПС начал под сборы одного коллектива выделять сразу два-три десятка мест в альплагерях. Наконец в 79-м было решено возродить команду, и мне предложили стать ее тренером.

Команду создали из молодежи. Мастеров из тех ребят выполнили Разумов, Исаченко, Балыбердин, Круглов, Вострова, Силин, Гуревич, Лалетин, позже - братья Шустровы. Я ездил с ними, как тренер, но выступать не мог - по установленному тогдашними правилами возрастному цензу 40 лет. И только в одном году, в 1981, в положении все было расписано по участникам - кроме ранга МСМК. Упустили чиновники. Вот тогда я и сходил Шхару, вплотную к «Бутылке», под руководством Юры Разумова. Вообще в Безенги я провел очень много времени и лучшие сезоны проводил так: ходил смену там, а потом ехал на Памир.

На «Бутылку» команды приезжали через год. Подойдут под маршрут, а то и просто посмотрят от хижины Джанги - и сваливают. Два раза трогали маршрут руками - команды Чуновкина, да, кажется, Тюльпанова, - но тоже отказывались.

А этот маршрут мы обсуждали еще во времена Егорова. Он видел в нем потенциал.

Он много затратил сил, воспитывая в нас умение видеть маршруты - намечать первопроходы, разбирать пути, видеть опасности. «Бутылка» порочна в своей идее, считал Егоров. Над ней есть воронка, куда все ссыпается, а потом, разогнавшись, бьет по контрфорсу. Если удастся пройти контрфорс, считал Виктор, то разумней потом уходить влево. Это позже и сделали Шамало с Крымским».

Егоров же еще в 60-м году намечал маршрут и по ледовой доске на пик Руставели. Этим путем спартаковцы - ученики Колчина - пройдут под руководством Лалетина в 1983-м. Так начались 80-е...

«Чувствовал я себя на уровне лучших ребят в команде, но ходить из-за ценза не давали. Из команды на два года выбыл Балыбердин. Сначала он пошел с Чуновкиным на пик Революции, потом с Солонниковым на ЮЗ стену Коммунизма. Этим маршрутом они хотели завоевать себе право на Эверест - в команде было много кандидатов в Гималайскую экспедицию. Но, всех отсеяли. Московские интриги.

Я же, как всегда, ставил основной целью растить команду. Все-таки и Балыбердин, как спортсмен, как личность - моё достижение. Любопытный момент - рассказываю об этом впервые - случился после эверестовской экспедиции: тогда Шатаев во всеуслышании заявил, что тренер Бэла должен получить «Заслуженного тренера СССР». Володя же во всех анкетах писал «Тренер: Колчин А.А.». Когда гималайцы приезжали в Ленинград и в их честь был прием в Ленгорспорткомитете, я был туда приглашен именно как тренер Балыбердина. И, тем не менее, на присвоении этого звания подается Клецко. Костя тогда был чиновником, тренером Ленгорспорткомитета по альпинитзму - ну и сам себя двинул...

Клецко был очень сильным спортсменом. Думаю, в 70-е он был сильнейшим, кого я знал - по всем данным. По физподготовеке, по выносливости, по умению расслабляться, по потреблению кислорода на высоте - по этим показателям оценивали спортсменов в «настоящих» видах спорта. И его показатели были лучше, чем у многих мастеров этих видов. Технически великолепно подготовлен. И как организатор, руководитель команд он был хорош. Умел мыслить, наладить дисциплину. Но если он был не заинтересован в человеке, то мог поступать очень нехорошо. Так что, моим другом он не был.

В 1986 г «благодаря» нововведениям тогдашнего председателя ленинградской федерации альпинизма Саввона я был выброшен из «Спартака». Саввон настоял на выступлении в чемпионатах страны сборной команды города, а не обществ. В высотно-техническом классе объединили «Спартак» и СКА. Капитаном стал Балыбердин, а тренером Джибраев из СКА. Может, надо было годик и потерпеть, но я обиделся и фактически ушел из «Спартака». Ушел в никуда...

Мне было за 50. Я продолжал ездить по лагерям, в том же «Безенги» сделал несколько пятерочных первопроходов, тренировал ребят из ЛИТМО.


Грянули 90-е: Перед «смутным» временем Колчин с новичков до «пятерок Б» довел группу ЛИТМОвской молодежи. Потом после перерыва они вновь стали ездить в горы и пригласили Колчина в качестве неформального тренера. Летом прошлого года с одним из них - Денисом Вейко - Колчин совершил первопроходение 5 Б к/тр на Главную Трапецию (3743 м) в районе Узункола, Западный Кавказ. Короткий, насыщенный лазанием V-VI к.тр. маршрут с протяженностью стенной части в 430 м. Почти диретиссима, пройденная связкой за 16 часов.
Ученик и напарник Сан Саныча, 30-летний Ден Вейко родился за год до того, как Колчин стал мастером спорта международного класса...


«Ходить сейчас трудно. Тяжело физически. На 5Б могу, если нести только личные вещи. Ну вот если ребята на такое решаются, я иду. На скалах, что лазал в расцвете лет, то могу пролезать сейчас. Но современные подъемы - эти семерки-восьмерки - не потянуть; только удивляюсь, как можно там подняться»...


Сан Саныч живет в ближнем пригороде Токсово. У него хозяйство, огород, где он очень любит покопаться. Плюс работа в родном ФТИ. Их лаборатория живет неплохо - есть работа, деньги, гранты. Наше время считает нелегким для России.
«В чем-то стало в жизни полегче. Но общего изменения к лучшему не вижу. Вот хорошо нынче выезжать за границу, ходить на восьмитысячники. С другой стороны - без денег и в Хибины не попадешь. Можно найти спонсора - но для меня лично это унизительно. Особенно когда надо просить. Мне пришлось просить в этом году - для Жени Гасилова. Он же у меня с новичков. Вы знаете, какую тяжелую травму он получил. Вот мы с Калмыковым занялись сбором денег. Пришлось лично ходить с протянутой рукой. Противно. Получал по морде несколько раз. В переносном, конечно, смысле: Да-да, от альпинистов. К неальпинистам не обращался».


На вопрос «Что осталось из нереализованного?», Сан Саныч отвечает так: «Да всё, к чему стремился, я, в общем, реализовал. А что еще хочется? Взойти на все невзятые красивые вершины мира».
Именно так он формулирует.


«ЭКС» #5. Сентябрь 2002.

PS Машина, которая сбила Колчина в 8 часов вечера 15 апреля на токсовском шоссе, скрылась с места происшествия. Наказание за оставление места аварии нынче в УК отсутствует...

ДАТЫ
Образование высшее (ЛПИ), всю жизнь работал в ФТИ им. А. Ф. Иоффе, старший научный сотрудник. Первое восхождение - 1953. Совершил более 300 восхождений. МС - 1962, Почетный МС - 1968, МСМК - 1972. Инструктор I категории с 1972; отработал 62 смены, в т.ч. 42 смены старшим тренером сборов или командиром отряда. Достижения в Чемпионатах СССР: 1961 - III место (Мижирги, К. Клецко + 7); 1966 - II место (Траверс п. Четырех - п. Корженевской, П.Буданов +7); 1968 - I место (п. Коммунизма по кф. В. ст., П.Буданов + 7); 1972 - III место (Бодхона ЮЗ ст).; 1980 - III место (3. Шхара С ст.). Семитысячники: 1966 - п. Е. Корженевской, 5Б, 1968 - п. Коммунизма, 6; 1982 - Хан-Тенгри 5А. Первовосхождения: пик Пулковский 3Б (Ванч), 1974; Мал.Равак (Ванч), 1975; 1977: Текелик 5А; Ю. Оссоноли по камину Ю ст. 5Б - в двойке с В. Балыбердиным.
Первопрохождения: все маршруты на Чемпионатах СССР. А также: 1960 - Дых-тау с Ю 5А; 1963 - Трапеция по С ст. В реб.; 1966 - п.Якира (6231), 4Б; пик Тухачевского (6340), 5А; Ахмади Дониша 5Б; 1972 - Зиерат с Ю 4А; 1977 - Думала 5А; 1981 - Сельды Ю ст. 4Б (зимой); 1986 - Крумкол С ст. диретиссиме, 5Б; 1989 - Коштан-тау по л. части С ст. 5Б; 2001 - Трапеция ЮВ ст., 5Б. Зимние восхождения - всего 49. (Все данные на 2001 г.)

Большие скалы

Туюк-су. 1960. С Сашей Жуковым

Безенги. 2000. С. Шибаев, А. Анаев, А. Колчин, Е. Гасилов

Токсово. С дочерью


 



 

© eXs magazine 1998-2016
В начало Все о журнале ЭКС Архив номеров Фотогалерея Новости и комментарии


Rambler's Top100 Экстремальный портал VVV.RU